Психология и соционика

Леонтьев В.О.

Опубликовано: «Соционика, психология и межличностные отношения», 2002, № 10 (октябрь).

Обсудить данную статью можно здесь.

От редакции. Несколько лет назад – точнее, ещё в 2000 г. – одесский психолог В.О.Леонтьев активно интересовался соционикой и даже опубликовал в киевском журнале «Соционика, ментология и психология личности» несколько статей, например, с математическим анализом гипотезы о признаках Рейнина. Однако в следующем году он выпускает книгу «Классификация эмоций», и с тех пор он переключается на новые исследования, в основном в сфере эмоций, тогда как соционика его уже интересует мало. Статья, которую мы публикуем, написана в 2002 г., в ней Леонтьев весьма сдержанно и мягко критикует соционику с позиций современной когнитивной психологии (подобные же взгляды высказывал, например, Д.В.Бухвалов в полемике с В.В.Гуленко). Другие критические материалы можно найти на его старом сайте http://emoatlas.narod.ru/em.html

В настоящее время Леонтьев интересуется вопросами высшей нервной деятельности, одну из его новых статей можно найти здесь: http://www.ni.iont.ru/NI07/WS07.htm

 

1. Соционика как метод каузальной атрибуции

У каждого мыслящего человека, рано или поздно, возникает потребность, понять самого себя и окружающих. Люди, не имеющие отношения к психологии, вырабатывают для себя некие жизненные правила, например: «Хитрецы, обычно, скупы», или «Влюбленные люди рассеяны», или даже «Счастливые часов не наблюдают». Раздел психологии, изучающий правила подобного бытового объяснения поведения называется теорией каузальной атрибуции [1, стр. 75], что по-русски можно перевести как теория приписания причин.

Подобное приписание причин поведения принципиально отличается от научного, объяснения. Основные отличия заключаются в следующем [1, стр.70].

1. Научное объяснение выступает «бессубъектно», т.е. неважно кто объясняет, важен результат. При бытовом объяснении, каждый объясняющий может найти свою причину одного и того же поведения и быть ей вполне удовлетворён, несмотря на существование других точек зрения.

2. Обыденное объяснение может быть сделано на основе очень небольшого числа или даже единственного наблюдения, в отличие от научного, которое четко описывает условия, при которых происходит наблюдаемое явление и доказывает повторяемость явления при наличии описанных условий, В этом смысле, обыденное объяснение очень похоже на условный рефлекс или на случайную ассоциацию.

Если теперь проанализировать процесс получения знаний в соционике, то можно обнаружить, что он имеет больше сходства с обыденным объяснением, чем с научным. Например, при выяснении типа Юнга конкретного человека, мнения совпадают в редчайших случаях, если его поведение и все ответы на вопросы совпадут с неким описанием типа, считающимся каноническим. В противном случае, у каждого эксперта возникает своя версия, и переубедить его трудно. Таким образом, подобная деятельность очень точно описывается психологическим понятием каузальной атрибуции. Единственное отличие состоит в том, что соционик приписывает причины поведения с помощью терминов «черная этика», «белая логика», «размерность функций» и т.п. Обычный же человек пользуется словами «эмоциональный», «умный», «способный» и т.п.

2. Признаки Юнга как психические механизмы

Тем не менее, нельзя сказать, что соционика – это всего лишь бытовое психологическое знание, озвученное с помощью специального набора терминов. В основе соционики лежит типология Юнга и модель А личности. Не будем пока анализировать детали построения модели. Давайте пока всего лишь посмотрим, насколько широк круг психических явлений, которые можно пытаться объяснить с помощью типологии Юнга. Для этого сначала коротко опишем психические структуры, лежащие в её основе.

Интуиция (N) и логика (T). Это две различных формы мышления, под которыми в самой общей форме можно подразумевать процесс выделения свойств объектов и установления связей между ними.

Логическое мышление представляет из себя пошаговый процесс установления связей, который полностью осознается и контролируется сознанием, вплоть до мысленного «проговаривания» отдельных логических операций. Например, если а – > b и b – > c, то a – > c.

При интуитивном мышлении осознанными являются только часть операций. Некоторые, промежуточные операции могут не осознаваться. Но это не означает, что они не производятся. Например, приведенное логическое рассуждение интуитивно может произойти в виде мысленного образа из трех точек на прямой. При приведенных условиях (c) может оказаться только правее (а). При интуитивном мышлении уже не осуществляется мысленный контроль за всеми операциями. Именно поэтому интуитивные заключения могут оказаться неверными. Но при этом скорость и длина цепочки рассуждений могут быть гораздо больше, чем при логическом мышлении.

Юнг, говоря об интуиции, имел в виду только ту ситуацию, когда интуитивное мышление направлено на процесс восприятия. Подробнее об этом речь пойдет чуть ниже.

Эмоциональность (F). В типологии Юнга понятие эмоциональности никак не определяется и считается само собой разумеющимся. В современной психологии под осознанной эмоцией подразумевается психическое состояние, возникающее в результате оценки человеком возможности удовлетворения некоторой своей потребности или достижения цели. Следует отличать эмоцию как Психическое состояние от внешнего, т.е. лицевого, голосового и пр. выражения эмоции. Внешнее выражение зависит не только от силы эмоции, но и от степени связи между мозговыми эмоциональными центрами и исполнительными мышечными системами. Человек может контролировать и регулировать степень этой связи. Так, можно испытывать сильные эмоции, но иметь высокий контроль над их внешним выражением. При этом внешне эмоции выражаться не будут, что часто наблюдается у ISTP (Габен), ESTP (Жуков). Наоборот, можно испытывать слабые эмоции, но при слабом контроле эти эмоции будут внешне хорошо заметны, как часто бывает у INFP (Есенин).

Кроме того, человек способен испытывать огромное число различных эмоций. Вот краткий перечень наиболее распространенных: интерес, гнев, страх, презрение, радость, надежда, горе, стыд, уважение. В [4] проклассифицированы и описаны 52 различных эмоции. На самом деле, эмоций гораздо больше и их классификация далеко не закончена. Здесь открывается обширное поле деятельности для исследователя.

У одного человека различные эмоции могут быть выражены в очень разной степени. Так, очень часто у ENTP (Дон Кихот) очень сильна эмоция интереса и слабая эмоция страха, у ESTP (Жуков) сильный гнев и слабый страх, у INTP (Бальзак) сильный страх и слабый восторг, и т.д. В соционике ENFJ (Гамлет) считается эмоциональным типом, но в основе этого лежит лишь внешняя выразительность эмоций. Ещё неизвестно, кто способен испытывать более сильные эмоции, некоторые INTJ (Робеспьер), способные восторгаться вершинами человеческой мысли или ENTJ. Все это говорит о том, что понятие общей эмоциональности очень неточно и малосодержательно. Описывать личность нужно спектром ее сильных и слабых эмоций, что и делается в [4].

Сенсорика (S). Юнг в это понятие вкладывал лишь степень влияния на психику органов чувств. В тесте MBTI в понятии сенсорики смешиваются такие психологические понятия, как внимание, воля, контроль. В соционике под сенсорикой подразумевается уже почти все что угодно, вплоть до стремления к чистоте и порядку, т.е. аккуратности. Нужно сказать, что никакие поведенческие особенности или способности к какой-либо деятельности не могут иметь жесткой связи со степенью развитости органов чувств. Аккуратность, во-первых, должна быть привита человеку, и только после этого, если он обладает достаточной степенью контроля, т.е. постоянно сравнивает насколько ситуация отвечает требованиям аккуратности, и если не отвечает, то наводит требуемый порядок, то его можно будет назвать аккуратным человеком. Поэтому стремление к аккуратности зависит от его обученности этому навыку (что, вообще, никак не связано с типом Юнга или любыми другими психологическими особенностями человека) и от степени контроля над ситуацией, которая никак не связана со степенью развитости органов чувств.

Любая способность зависит не только от природной предрасположенности, но и от степени обучения, тренировки, мотивированности. Каким бы высоким контролем человек ни обладал, но если ничто в его окружении не требует аккуратности, если у него нет желания быть аккуратным (нет мотивированности), то это качество никак не проявится.

Вообще, в психологии очень четко отделены конституциональные (т.е. заложенные от природы) черты личности и приобретенные (в результате научения и жизненного опыта) черты [7, стр.310]. Конечно, любая конституциональная черта может развиваться тренировкой, и степень овладения приобретенной чертой зависит от природных данных, например, какими бы природными данными человек ни обладал, он никогда не овладеет такой чертой, как вежливость, если в его окружении не будет примера для подражания. И наоборот, настоящим лидером может стать только человек, обладающий природными доминантными чертами, способный к тому же принимать быстрые и правильные решения.

Экстраверсия (Е) – интроверсия (I) описывают общую направленность психики на внешние объекты или на внутрипсихический мир. Не будем сейчас уточнять этих понятий, хотя в такой формулировке они очень расплывчаты. Скажем только, что в самом общем виде их можно понимать как преимущественную направленность внимания на внешний мир или на внутренний. Направленность внимания на объект означает максимальное усиление сигнала, поступающего от объекта, и подавление сигнала от остального фона.

Рациональность (J) или иррациональность (Р) определяется доминированием: рациональной или иррациональной функции, и, потому никаких новых механизмов в тип Юнга не добавляет.

Тип Юнга описывает только конституциональные механизмы психики: форму интеллекта, уровень эмоциональности, сенсорную чувствительность, преимущественную направленность внимания, поэтому о наличии приобретенных черт (вежливость, безответственность, консерватизм, дисциплинированность и т.п.) у типа Юнга можно говорить лишь в статистическом смысле. Например, может оказаться, что большинство логиков дисциплинированы, а большинство людей интуитивного типа мечтательны. Но такие утверждения нужно доказывать статистическими исследованиями. Утверждения, подобные тому, что все люди, имеющие определенные типы Юнга (квестимы), склонны говорить в вопросительных интонациях, заведомо не имеют под собой оснований. Такая склонность определяется, скорее, степенью уверенности в себе, которая зависит не только от природных качеств, но и от знаний и жизненного опыта. Склонность говорить в вопросительных интонациях может быть приобретенной чертой, которая может быть и привычкой, и подражанием кому-либо. С типом Юнга она может быть связана только статистически, но, скорее всего, и такой связи не лет. В любом случае, подобные вопросы могут быть доказаны только экспериментально.

Тип Юнга основан на преобладании одного из двух признаков в трех парах и в преобладании рационального или иррационального признака. Давайте, для простоты, представим, что у нас есть некий прибор, способный измерять все признаки Юнга в условных единицах. В качестве такого прибора можно рассматривать любой тест. Результат ответа на вопросы оценивается в баллах, баллы суммируются и т.д. В результате обработки результатов тестирования получаются оценки в баллах или других условных единицах каждого признака Юнга. Другое дело, насколько такое измерение будет точным.

Предположим, у одного человека измерения показали T=l, F=2, F>T, и мы должны отнести его к типу F. У другого человека измерения показали Т=100, F=50, F<T и мы должны отнести его к типу Т. Прочитав соционическое описание типа Т, мы узнаем, что второй человек плохо разбирается в человеческих эмоциях, а первый, наоборот, разбирается в них хорошо. Но признак F второго человека в 25 раз больше чем у первого. Следовательно, и в эмоциях он должен разбираться гораздо лучше, чем первый. Этот пример показывает, что тип Юнга описывает лишь относительную силу психических функций, но не абсолютную. Одно только это делает типологию Юнга неприменимой для построения на ее основе модели личности, Представьте, что вам предложили купить автомобиль, но вместо мощности двигателя, расхода топлива и пр. Вам сообщают такие его параметры: диаметр колеса больше диаметра руля, в багажнике места больше, чем под капотом. Вы готовы купить такой автомобиль? Соционика предлагает именно такой товар.

Рассматривать преобладание одного психического механизма, над другим имеет смысл, только для некоего усредненного представителя рода человеческого. Это ограничение очень сильно сужает область применения типологии

Итак, типология Юнга описывает относительное влияние на психику трех механизмов: формы мышления, логической или интуитивной, общей эмоциональности, сенсорной системы. Вертность уже трудно рассматривать как механизм. Это, скорее, форма организации внимания. Но человеческая психика не исчерпывается этими тремя механизмами. Давайте, в самых общих чертах, рассмотрим устройство психики и выделим минимальный набор механизмов её составляющих.

3. Основные механизмы психики

Материальным носителем психики является мозг и нервная система, представляющие из себя огромное число нейронов, соединенных между собой самым причудливым образом. Каждый нейрон способен генерировать электрические импульсы стандартной формы, близкой к прямоугольной, и передавать эти импульсы одному или нескольким другим нейронам, с которыми он соединен проводящими соединениями. Возбуждение (т.е. импульсация) от одного нейрона может быть, в принципе, передано по нервной системе любому другому нейрону, любой нервный центр может передать информацию (которая кодируется стандартными электрическими импульсами) в любой другой нервный центр. Например, импульсация от кожных рецепторов руки, воспринимающих температуру, напрямую передается на нейроны, руководящие сокращением мышц руки. Поэтому, прикоснувшись к горячему, мы автоматически (т.е. неосознанно) отдергиваем руку. Это простейший безусловный рефлекс, в котором реализуется «правильное», т.е. естественное распространение импульсации (возбуждения).

Но у отдельных людей могут встречаться и «неправильные» связи между нервными центрами. Например, существует явление, заключающееся в том, что некоторые слова у отдельных людей могут быть «окрашены» в различные цвета. Это объясняется прямой связью речевых центров с центром восприятия цвета, которой у всех остальных людей нет. Еще один пример прямой связи проявляется в том, что при сильном ударе по голове могут «посыпаться искры из глаз». При этом импульсация болевых рецепторов напрямую передается в зрительную систему, что воспринимается как хаотические искры в глазах.

Но такие прямые связи нужны далеко не всегда. Для этого в нервной системе возникают зоны торможения, которые не пропускают импульсацию. Некоторые такие зоны заложены в нас генетически, некоторое могут быть сформированы в процессе жизненного опыта и регулироваться человеком в процессе жизнедеятельности. Например, испытывая желание что-то сказать, мы, тем не менее, можем сдержать свое желание и промолчать. Это объясняется способностью создать зону торможения между эмоциональными речевым центром. Если же нам не удалось сдержать своего желания, это означает, что торможение оказалось слабее возбуждения.

Итак, психические процессы реализуются с помощью большого числа участков возбуждения и торможения, каждый из которых ответственен за отдельные психические явления. В целом, психику и нервную систему можно воспринимать как: механизм, воспринимающий информацию из внешнего мира через органы чувств, задачей которого является управление поведением человека с помощью мышечной системы, которую будем называть исполнительной системой. Уже на таком, самом общем уровне представлений о психике становится очевидным, что типология Юнга никак не описывает исполнительный механизм, ради управления которым, психика; собственно, и существует.

Достаточно точным описание психических процессов может быть только на уровне отдельных участков возбуждения и торможения, т.е., как говорят в психологии [5, стр. 63], на уровне отдельных функциональных систем. Но сейчас нашей целью является самое общее представление о психике. Будем отделять психические механизмы от психических процессов, или, как говорят компьютерщики, «железо» от программного обеспечения.

Среди психических механизмов рассмотрим следующие.

1. Внешние органы чувств.

Их задачей является преобразование всевозможных видов физического воздействия на организм со стороны внешнего мира в электрические импульсы. Сюда относятся зрение, слух, обоняние, вкусовая, температурная и другие сенсорные системы. Органы чувств можно воспринимать как систему датчиков, преобразующих физическое воздействие в электрический сигнал по определенным законам, к которым относятся, например, законы Фехнера и пр. Результатом действия органов чувств является ощущение тепла, боли, яркого света, громкого звука и т.п.

2. Внутренние потребности и органы чувств.

Если внешние датчики сигнализируют о внешних воздействиях, то внутренние датчики сигнализируют о состоянии организма и его потребностях. Например, система датчиков, находящаяся в желудке, гортани и т.п. сигнализирует о потребности организма в пище и воде. Результатом действия этих датчиков является ощущение голода, сытости, жажды и т.п. Другая группа датчиков сигнализирует о состоянии сексуальной удовлетворенности у взрослого человека, что выражается в наличии или отсутствии сексуальной потребности.

Если уровень сигнала от пищевых датчиков выше уровня сигналов от других систем, то пищевая потребность становится определяющей в поведении этого человека. Таких людей называют рабами своего желудка. Как правило, такие люди имеют пищеварительный тип по Сито [3, стр.67], или пикнический тип телосложения.

Аналогично, если уровень сигнала от сексуальной системы превышает уровень сигнала от остальных систем, то поведение человека концентрируется вокруг удовлетворения сексуальной потребности. Мало того, подобное устройство нервной системы может повлиять на мировоззрение. Насколько сейчас можно судить, Фрейд обладал очень высокой сексуальностью, что однобоко повлияло на его теорию личности. Он придавал слишком большое значение сексуальным факторам в развитии психики, что, конечно же, верно лично для него и ему подобных людей. Но для человека со слабо развитой сексуальной сферой будут непонятны те мотивы, фантазии и внутрипсихические конфликты, о которых писал Фрейд.

Есть еще множество внутренних датчиков, сигнализирующих о состоянии всевозможных внутренних систем организма, сигналы которых человек может не осознавать, и которые выражаются лишь плохим или хорошим самочувствием.

Физиологические потребности составляют лишь основу сложной мотивационной системы человека. Типология Юнга и соционика почти полностью игнорируют понятие мотивации и потребности, чем исключают из рассмотрения источник и движущую силу человеческого поведения; и деятельности. Набор доминирующих потребностей значительно влияет на структуру личности и. поведение, но никак не учитывается типологией Юнга.

3. Механизм памяти

Он тесно связан с процессом восприятия. Сигналы сенсорной системы сравниваются с образами, содержащимися в памяти. Если между ними обнаруживается достаточное сходство, то происходит распознание воспринимаемого объекта, или, как говорят в психологии, его восприятие. Это основная идея так называемой теории перцептивной готовности Дж. Брунера [5; стр.145].

Сам Юнг противопоставлял сенсорику и интуицию. Но если сенсорику понимать как уровень сигнала от сенсорных систем, а интуицию как форму мышления, то их трудно сравнивать, это слабо связанные понятия. Интуиция начинает выполнять функции, сходные с сенсорикой, только тогда, когда направлена на восприятие объекта. Восприятие, основанное только на сенсорике, использует только реально поступившую от органов чувств информацию. Но если использовать минимум реальной сенсорной информации, а остальную информацию об объекте достраивать с помощью интуитивного мышления, то такое восприятие можно назвать интуитивным. Итак, противопоставление сенсорики и интуиции возможно только на этапе восприятий, т.е. распознавания объекта. Сложное социальное поведение человека очень сильно зависит от того, насколько хорошо он умеет распознавать намерения других людей по едва заметным признакам их поведения. Если у человека нет навыка восприятия агрессивного или дружелюбного поведения других людей, то его поведение в обществе не будет адекватным. Типология Юнга никак не описывает механизм памяти и процесс восприятия. Поэтому совершенно безнадёжно пытаться описать социальное поведение человека, учитывая только его тип Юнга.

4. Потребности и желания.

После того, как произошло восприятие объекта, человек производит сравнение своих знаний об этом объекте с имеющимися у него в настоящий момент потребностями и желаниями. Если объект не пригоден ни для одной цели, то внимание с этого объекта переключается на что-то другое: Если же объект оказывается, пригоден для достижения какой-то цели, то человек .принимает решение о своих дальнейших действиях. Решение может приниматься эмоционально или с помощью интеллекта. Есть и другие способы, например, можно действовать по привычке, но опишем сейчас только эти два основные способа.

Каждая эмоция, возникнув, направляет человека на совершение некоторого действия. Кратко опишем несколько эмоций и действий, вызываемых ими.

Эмоция интереса толкает человека приблизиться и исследовать объект:

пренебрежение — удалить от себя бесполезный и неинтересный объект;

надежда — оставаться вблизи объекта, на который она возлагается;

страх — удалиться от опасного объекта;

удовлетворение — прекратить воздействие на объект, от которого уже получено все необходимое;

гнев — приблизиться и начать интенсивное воздействие на объект;

горе — удалиться от объекта, принесшего неприятности и забыть травмирующее событие;

радость — приблизиться к объекту и.запомнить действия, приведшие к удовлетворению какого-то желания, т.е. к радостному событию.

Если в поле восприятия находится только один объект, который вызывает только одну эмоцию, то человек совершает то действие, на которое его эта эмоция толкает, если нет никаких противодействующих факторов. Если же объектов и эмоций много, то в психологии известны два основных принципа, регулирующих поведение;

5. Принцип доминанты Ухтомского.

Этот принцип, утверждает наличие в психике некого механизма, который можно назвать компаратором. Компаратор сравнивает все эмоции, побуждения и желания, возникшие в данный момент, выбирает самое сильное из побуждений и направляет поведение на удовлетворение этого побуждения [2]. Подобные сравнения и выборы человек совершает постоянно. Например, есть возможности поехать на работу на автобусе или на такси. Мысленно взвешивая достоинства и недостатки обеих вариантов, человек выбирает тот, который вызывает наибольший положительный отклик.

Но иногда человек и животные могут выполнять два и даже несколько действий одновременно. Например, пасущаяся антилопа, увидев опасность, начинает убегать. Но если опасность не слишком велика, то, убегая, она продолжает срывать пучки листьев. Такое поведение объясняет следующий принцип.

6. Принцип суммации возбуждений.

Предполагается, что в нервной системе есть механизм, который суммирует все эмоции и желания. Эта сумма и определяет то центральное состояние, о котором говорится в [6, стр.222]. Поведение направляется на удовлетворение каждого из возникших желаний в той степени, в которой это желание делает вклад в общую сумму возбуждений в нервной системе.

Не будем сейчас обсуждать, когда применим каждый из этих принципов. Сейчас важно лишь то, что типология Юнга не рассматривает способов принятия решений человеком и, потому, безнадежно пытаться объяснить многие решения и виды доведения с ее помощью.

7. Действия. Активация.

После того, как решение о дальнейшем поведении принято, человек начинает выполнять соответствующие действия. Для этого нужно подвести энергию (активацию) к соответствующим исполнительным механизмам (группам мышц). Способов подведения энергии существует несколько. Рассмотрим только два основных.

1) Эмоциональный. Эмоция, возникнув, не только включает некоторую программу действий (приближение к объекту, удаление и т.п.), но и обеспечивает энергией эту программу, Если, например, такая эмоция, как гнев, включает программу активного агрессивного воздействия на объект, то эта эмоция одновременно вызывает сильную активацию нервной системы, что выражается в сильной возбужденности человека. Другими словами, можно сказать, что это высокое возбуждение является энергетическим обеспечением вызванной программы. Наоборот, эмоция надежды вызывает программу, которая удерживает человека вблизи объекта, на который надежда возлагается. Для этого не нужно большого количества энергии, поэтому надежда – это низко активированная эмоция, не выражающаяся в бурной деятельности. Подробно этот вопрос обсуждается в [4].

2) Другой способ активации нервной системы и энергетического обеспечения программы действий – волевой. Активация может вызываться усилием воли. В этом случае человек заставляет себя делать что-либо. Если волевая сфера человека развита слабо, то этот процесс может носить мучительный характер, вызывая неприятные ощущения преодоления себя. Если же у человека сильная воля, то ему достаточно принять решение и отдать себе мысленный приказ, как моментально происходит активация нужной исполнительной системы, и он начинает действовать. Так, даже глубокий интроверт, обычно низко активированный и погруженный в свои внутренние образы, но обладающий сильной волей, попадая в ситуацию, где необходимо активное действие, отдает себе мысленный приказ и усилием воли вызывает у себя необходимую активацию. Например, попадая в общество неинтересного, но нужного человека, он способен начать с ним интенсивное общение. В этой же ситуации интроверт со слабой волей неспособен начать интенсивного общения до тех пор, пока ситуация не вызовет у него интереса или какой-либо другой активирующей эмоции.

Таким образом, воля является одним из механизмов, обеспечивающим энергией исполнительные системы и реализующим решения, принятые с помощью интеллекта или другим способом.

Понятия воли, внимания, контроля, безусловно, связаны между собой» Например, имея сильную волю, человеку легче концентрировать внимание или осуществлять контроль за своими действиями. Но жёсткой связи между ними нет. Встречаются люди с сильной волей; но слабым контролем, и наоборот.

Нет жёсткой связи между волей и агрессивным поведением. Уже говорилось, что любое поведение, и агрессивное в том числе, может определяться множеством различных внешних причин и внутренних механизмов. Агрессию можно осуществлять, приняв такое решение и реализуя, его, волевым путём. Но агрессия может быть и результантом эмоции гнева. Именно эмоция гнева является естественной причиной агрессивного поведения.

8. Контроль.

После того как действие выполнено, осуществляется контроль за его результатом: насколько результат соответствует или не соответствует поставленной цели. При низком контроле движения человека очень неточны и хаотичны, речь невнятна. Такого человека легко обмануть, поскольку он не сравнивает сказанное с действительностью. Контроль есть качество, совершенно необходимое в научной деятельности, где нельзя доверяться голословным и неаргументированным утверждениям. В предельном случае полного отсутствия контроля после завершения действия, это действие или прекращается или повторяется вновь и вновь, независимо от того, достигнут результат или нет. Если действие вызвано сильным аффектом, например, страхом, то сильно напуганный человек продолжает убегать от опасности, даже если находится уже вне ее досягаемости. Сильный страх вызвал настолько большую концентрацию внимания на опасности, что внимание на изменение обстановки уже не обращается, и результат исполнения действия (избегания опасности) уже не контролируется.

Здесь описан лишь минимальный набор психических механизмов и процессов, без которого невозможно объяснить даже простейших видов поведения. На самом деле, их список гораздо обширнее.

4. Мифы соционики

Рассмотрим с точки зрения психологии несколько соционических мифов. Мифами будем называть наукообразные утверждения, которые сложно доказать, но еще труднее опровергнуть. История науки и психологии, в том числе, полна мифов, которые возникают на определенном этапе ее развития. В психологии мифами являются Эдипов комплекс, страх кастрации и тому подобные утверждения, теории Фрейда, которые, возможно, возникали у самого Фрейда, возможно, возникали у еще некоторого числа мальчиков в определенном возрасте, обладавшими, как и Фрейд, высокой сексуальностью и буйной фантазией. Но приписывать подобные проблемы всем детям будет необоснованным обобщением. Точно так же и соционика полна утверждений, которые, при внимательном рассмотрении, выглядят не обоснованными.

Нижеследующие цитаты взяты из соционических источников.

«Этики – при желании – умеют ладить с окружающими, хорошо чувствуют их внутреннее эмоциональное состояние».

Чужое эмоциональное состояние можно понять только через его внешние проявления. Эмоции выражаются, прежде всего, через выражение лица, голосом и характерными жестами, движениями тела. Можно по неуловимому наклону головы понять, что человек опечален. По хищному блеску глаз можно понять агрессивные намерения. По «надутым» губам можно понять обиду. У многих эмоций есть свои характерные лицевые выражения, по которым их можно безошибочно определить. Некоторые, из этих выражений очень характерны и определяются генетическими программами. Например, оскал гнева, расширенные зрачки при удивлении и т.п. Выражение других эмоций определяется общественными нормами и стандартами, например, улыбка вежливости. Но есть и сложные эмоции, выразить которые под силу только профессиональному актеру. Внешнее выражение эмоций очень тщательно изучается в американской психологии.

Чем же определяется понимание чужих эмоций? Возможно, что восприятие некоторых эмоций происходит неосознанно, например, в результате специфической реакции некоторых нейронов на определенные движения или звуки. Например, мать может безошибочно определить некоторые состояния своего маленького ребёнка, даже не имея никакого опыта. Такие реакции заложены в нас генетически. Имеет ли такая способность связь с эмоциональной выразительностью типов Юнга? Трудно сказать.

Абсолютное же большинство эмоций выражаются принятым в данном обществе способом. Способность к их восприятию зависит лишь от степени научения, которое происходит, в основном, в младенческом возрасте. Если у ребенка был эмоциональный контакт с матерью, если мать обладала достаточной эмоциональной выразительностью, то ребенок обязательно научится распознавать эмоции, независимо от своего типа Юнга. Таким образом, способность донимать чужие эмоции есть прежде всего результат научения, и при отсутствии в окружении ребенка эмоционально выразительных людей, это научение не произойдет, каким бы эмоциональным сам ребенок не был. Впрочем, при достаточной способности к научению, он обязательно с возрастом овладеет этим искусством. Таким образом, способность этиков к распознаванию чужих эмоций – это миф.

«Экстраверт ориентируется на объект, интроверт ориентируется на свое отношение к объекту».

Прежде всего, заменим расплывчатое выражение «ориентируется», на точное понятие отклика в нервной системе, который, например, можно характеризовать, суммарной мощностью импульсации, возникшей в нервной системе, в результате восприятия объекта. Без такого, или какого иного уточнения, выражение «ориентируется» является бытовым, т.е. не научным, и его серьезное обсуждение невозможно. Мощность импульсов – это величина физическая, принципиально измеримая с помощью приборов, в отличие от трудно определимого понятия «ориентировки» и ему подобных. Отклик нервной системы на объект складывается из трех основных слагаемых:

1) Отклика на объект непосредственно органов чувств. Наиболее сильная и наиболее точная эта компонента у выраженных сенсорных типов.

2) Эмоциональный отклик после процесса восприятия. Эта компонента отклика зависит от предыдущего опыта. Если объект знаком человеку и с его помощью можно удовлетворить какую-то потребность, то отклик будет сильным и положительным. Если объект бесполезен, то отклик будет слабым. Эта компонента зависит скорее от эмоциональности.

3) Третья компонента отклика зависит от того, насколько человек сумел включить объект в систему своих представлений. Например, гаечный ключ не вызовет никакого отклика у человека, размышляющего об искусстве. Но если ему нужно открутить гайку, и человек поймет, что ключ поможет ему в этом, то такое заключение приведет к сильному положительному отклику. Эта компонента зависит, скорее, от способности находить связи между вещами, т.е. от степени развития различных видов мышления.

Нигде на этих трех этапах формирования отклика экстраверсия принципиального значения не имеет. Отношение же интроверта, или кого угодно, к объекту – это или эмоциональное отношение, формирующееся на втором этапе, или отношение, формирующееся в результате включения объекта в систему своих представлений, формирующееся на третьем этапе. Единственно разумный и корректный способ определения экстраверсии – это способность концентрировать внимание, преимущественно, на внешних объектах, при этом внутренние сигналы подавляются. У интроверта, наоборот, внимание сосредоточено на внутренних потребностях, желаниях, фантазиях, сигналы же от внешних объектов подавляются. Впрочем, термин «внимание» при определении экстраверсии использовал и сам Юнг. У экстраверта такая концентрация внимания происходит, в основном, на первом и втором этапах, но здесь она конкурирует с сенсорикой и эмоциональностью. Поэтому однозначно приписать повышенный отклик на внешние объекты только экстраверсии невозможно. Это утверждение есть соционический миф.

В заключение кратко сформулируем некоторые выводы.

1. Типология Юнга описывает лишь три психических механизма: форму мышления (логическую или интуитивную), эмоциональность и сенсорику. Психика же включает в себя, кроме этих трех, еще достаточно большое число механизмов и процессов. Если в психике доминирует механизм или процесс, не описываемый типологией, то тип Юнга становится неопределимым.

2. Типология Юнга описывает лишь относительный уровень развития трех механизмов, ничего не говоря об абсолютных уровнях. Этот недостаток сильно сужает область применения и точность описания психики.

3. Три психических механизма, описываемых типологией Юнга, являются конституциональными. Поведение же вообще, и каждый поведенческий акт, в частности, может определяться, самыми разными причинами: привычкой, эмоцией, мышлением. Конкретная форма поведения может определяться жизненным опытом и научением. Невозможно любое поведение объяснить только конституциональными чертами и типом Юнга, в частности. Например, типу Гюго приписывается способность ценить семью. Подобные способности, на мой взгляд, определяются воспитанием и жизненным опытом, но никак не типом Юнга.

4. Соционика пользуется, по большей части, бытовым языком для описания психических явлений. Из-за своей неточности и неопределенности бытовой язык приводит к возникновению соционических мифов – наукообразных утверждений, которые невозможно без переформулировки ни доказать, ни опровергнуть.

Литература.

1. Андреева Г.М. Психология социального познания. «Аспект Пресс», 2000.

2. Данилова Н.Н., Крылова А.Л. Физиология высшей нервной деятельности. Феникс, 1999.

З. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология. СПб, Питер, 2001.

4. Леонтьев В.О. Классификация эмоций. – Одесса: 2001. См. фрагмент книги.

5. Современная психология: Справочное руководство. Инфра-М, 1999.

6. Хайнд Р. Поведение животных. Мир, 1975.

7. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб, Питер, 1999.

Нужна разработка сайтов? CMS Magazine - помощник в выборе веб-студии.