Соционическая газета: № 4 (31), 02.04.2004
Cовместный проект сайтов
"Соционические знакомства" и "Соционика на языках мира"

Судьбоанализ и профконсультирование

 

Автор: Андрей Васильевич ТИХОМИРОВ
Редактор и переводчик журнала «Персонал-Profy» (г. Екатеринбург). Образование: высшее гуманитарное. Сфера интересов: судьбоанализ Л.Сонди, профконсультирование, переводы литературы по психологии (нем. яз.). Публикации в журнале «Персонал-Profy», переводы книг: Ф.Юттнер. Судьбоанализ в выводах, Е-бург, 2002, Ф.Дайх. Врачеватель ветра или история одной болезни. Записки немецкого психиатра (1927-1945 год), Е-бург, 2003.
Соционический тип: не имеет значения.
Эл. адрес: publisher@citykey.ru

От редакции: этой публикацией мы знакомим читателей с судьбоанализом – направлением психоанализа, достаточно популярным как в Западной Европе и США, так и (в последние годы) на территории бывшего СССР. В частности, судьбоанализ широко применяется в консультировании, связанном с выбором профессии. Автором этого направления считается венгерско-швейцарский психолог и психиатр Леопольд Сонди (Szondy). В статье используется другое написание его фамилии – Зонди (так она произносится на немецком языке, которым владеет и автор публикации). Иногда в российских публикациях встречается и третий, совершенно неверный вариант написания – Шонди.

Как и Юнг, Сонди предложил собственную типолгию личности. Однако эта типология основана, прежде всего, на предрасположенности людей к тем или иным "отклонениям".


В настоящей статье сделана попытка сформулировать судьбоаналитическую концепцию профконсультирования, представленную в работах ведущих представителей глубинной психологии – Л. Зонди и М. Ахтниха.

Мы сочли необходимым подготовить такую статью как своего рода «Компендиум по судьбоаналитическому профконсультированию», который поможет специалистам разобраться во многих новых для себя аспектах профконсультирования. Обращаем внимание наших читателей на то, что материалы статьи не могут заменить чтения оригинальных произведений представленных нами авторов.

Мы взяли на себя только труд подготовить эти статьи в виде небольшого дайджеста. Материал представлен таким образом, чтобы читатели сначала познакомились с основными понятиями и закономерностями судьбоанализа, а потом с его собственно профориентационной концепцией.

Ключевые термины: свободная и навязанная судьба, родовое бессознательное, выбор, наследственность, манифестирующие гены, латентно-рецессивные гены, побуждения, социализация побуждений, наследственный (сексуальный, пароксизмальный, шизоформный, маниакально-депрессивный) профессиональный круг, оперотропизм, реверс.

1. Основы судьбоанализа

Понятие «судьбоанализ» является ключевым для всех произведений Л. Зонди, который называл судьбоанализ «пограничной дисциплиной» в трех смыслах:

1) он перебрасывает мост между глубинной психологией и генетикой;

2) он понимается как соединительное звено между психоанализом Фрейда и аналитической психологией Юнга (все три направления относятся к глубинной психологии);

3) наконец, судьбоанализ стремится раскрыть мистическую связь между людьми, соединяющую их в то «двуединое существо», которое описывали Платон и М. Бубер.

«Судьбоанализ – это учение о выборе человека в любви, дружбе, профессии, болезни и смерти... Этот выбор бессознательно определяется скрытыми элементами наследственности... Скрытые элементы наследственности бессознательно определяют выборы, влияющие на нашу судьбу».

Понятие «судьбы» также является центральным в психологии Зонди, так как включает всю совокупность проявлений человеческого существования в мире.

Несмотря на внешнее принуждение (навязанность), человек получает шанс выбирать и тем самым реализовывать свою свободу. Поэтому судьбоанализ делает различие между навязанной и свободной судьбой.

1.1. Навязанная судьба

К факторам навязанной судьбы относится, прежде всего, наследственность, т.е. гены, полученные от предков, а также побудительная и аффективная природа человека.

Наряду с наследственностью, на навязанную судьбу человека оказывает влияние его окружение. Нельзя недооценивать роль социальной макро- и микросреды. Под ней, в первую очередь, подразумевается профессиональный и материальный статус семьи в обществе.

К факторам, оказывающим влияние на навязанную судьбу человека, относится и ментальная среда, т.е. политическое и религиозное мировоззрение, воспитание, а также возможность получения образования, которую предоставляет ему семья.

Понятие «навязанная судьба» означает, что человек не так свободен в своих решениях (прежде всего, в выборе), как может показаться на первый взгляд или как бы нам этого хотелось. Когда человек выбирает себе брачного партнёра, друзей или профессию, в силу вступает внутренняя закономерность, которой подчиняются даже «предпочитаемый» тип болезней и способ смерти.

Рулевым навязанного выбора Зонди считает латентно-рецессивные гены. Речь идёт о предположении, что рецессивные гены, подавляемые более сильными доминантными генами, не остаются бездейственными, а также пытаются проявить себя. Зонди называет это соперничество наследственных факторов «примордиальной борьбой генов, или борьбой предков».

В то время как доминантные гены проявляются в фенотипе, т.е. открыто проявляют себя, более слабые рецессивные гены заявляют о себе генотропическим и генотипическим путем.

Впрочем, навязанная судьба не является чем-то абсолютным, как пытаются представить некоторые критики. Ей противостоят занимающее позицию «Я», личная ответственность и свободная воля. Хотя все вышеназванные факторы навязанной судьбы нельзя полностью преодолеть, это не помешало Зонди разработать психологию человеческой свободы в концепции судьбоанализа (свободная судьба).

* * *

Многих ученых шокирует терминология Л. Зонди, употреблявшего несколько неожиданные для научной психологии понятия: «фигура предка», «борьба предков», «судьба», «вероанализ», «вера», «Дух», «Каин», «каинистические притязания», «Авель», «Моисей» и т.д.

В ответ на критику со стороны некоторых медиков, психиатров и психоаналитиков, обвинявших его в ненаучном подходе («Это уже не наука, а мировоззрение»), Зонди писал: «Горе науке, которая не имеет достаточно мужества для того, чтобы стать мировоззрением. Быть человеком – значит помогать и верить. И я вынужден переступать границы чистой медицины и чистой психиатрии, ставя человека выше науки».

1.2. Родовое бессознательное

Открытое Фрейдом индивидуальное бессознательное, выражающееся преимущественно в симптомах, и коллективное бессознательное Юнга, универсальным языком которого являются символы, Зонди дополнил родовым бессознательным, которое проявляет себя в выборах человека.

В соответствии с теорией родового бессознательного, каждый человек испытывает влияние фигур предков в своих переживаниях, поведении и особенно в своих выборах. Зонди говорит о притязаниях предков:

«Под притязаниями предков судьбоанализ понимает стремление фигуры предка полностью повториться в жизни потомка в той форме экзистенции, в которой она один или несколько раз проявляла себя в истории рода».

Фигуры предков, которые все мы носим в своем бессознательном, воплощают в себе позитивные (таланты, дарования) и негативные (опасности и болезни) возможности судьбы, связанные с более или менее сильной потребностью в манифестации.

«Каждый предок со своим специфическим притязанием и формой жизни имеет значение для потомков в качестве «образца и фигуры». Каждый предок фигурирует в нашем родовом бессознательном в качестве особой возможности судьбы».

До сих пор речь шла о содержании родового бессознательного, а теперь мы рассмотрим его проявление в выборе, обусловленном действием латентно-рецессивных генов.

1.3. Действие латентно-рецессивных генов

Судьбоаналитические исследования роли латентно-рецессивных генов в жизни индивида привели к следующим выводам.

Каждый человек несет в своем генотипе определённое количество скрытых наследственных факторов. При смешении отцовских и материнских генов между наследственными факторами разыгрывается борьба за формы манифестации. Мы называем эту конкуренцию наследственных факторов примордиальной борьбой генов, или «борьбой предков». Предки как бы борются друг с другом посредством своих генетических представителей за право открыто проявиться, т.е. манифестировать в потомках. Каждый предок (= ген) стремится проявиться в потомке в своей изначальной форме. Доминантные гены представляют более сильные, а рецессивные – более слабые притязания в генофонде индивида.

Подавленные более сильными доминантными, латентные притязания предков, однако, не остаются «мертвыми» в генофонде личности. Судьбоанализ предполагает, что латентные гены функционируют в высшей степени динамично, несмотря на свое подавленное состояние.

Если рецессивный ген представлен в генотипе индивида в полном (aa) или в двойном (aabb) объеме, т.е. если индивид является гомозиготным по этому гену, то это притязание предков проявляется генотипически, например, в форме глухоты, слабоумия, параноидной шизофрении или в качестве музыкальных, математических, психологических и т.д. способностей...

Но что происходит, если рецессивный ген представлен в генотипе в единичном объеме (а или b), т.е. в малом количестве?

Согласно теории судьбоанализа, гены, представленные в единичном объеме, проявляют себя отчасти ослабленным генотипическим, а отчасти генотропическим действием. Генотропическое действие латентно-рецессивных генов заключается в том, что они направляют наш выбор в любви, дружбе, профессии, болезни и способе смерти. В качестве примера рассмотрим проявление генов глухоты.

У гомозиготно-рецессивных индивидов двойной объем генов, обуславливающих глухоту, приводит к «манифестирующей» глухоте. Но если индивид является гетерозиготным и несет гены глухоты в единичном объеме, у него не будет манифестирующей глухоты.

Однако он будет бессознательно стремиться к выбору такого места работы, где можно профессионально заниматься с глухими и слабослышащими людьми: например, стать отоларингологом, логопедом, работать в центре для глухих и слабослышащих и т.д.

Следовательно, действие (манифестация) латентных генов глухоты в единичном объеме, в гетерозиготном состоянии, заключается в том, что они направляют профессиональный выбор индивида.

Итак, первый принцип судьбоанализа состоит в теоретическом предположении, что рецессивные гены в единичном объеме в латентном состоянии манифестируют иначе, чем в полном (aa) и двойном (aabb) объеме.

Согласно второму принципу судьбоанализа, латентные гены манифестируют генотропически, направляя выборы личности в любви, дружбе, профессии, болезни и смерти и оказывая влияние на её судьбу.

* * *

Понимание судьбоаналитической концепции Л.Зонди требует от специалиста основательного знания психиатрии, клинической психологии, глубинной психологии (психоанализа, аналитической психологии) и генетики.

Это отчасти объясняет затруднения, которые возникают у новичков, слушателей семинаров по судьбоанализу, в овладении судьбоаналитическими методами диагностики и консультации (тесты Л. Зонди, М. Ахтниха и т.д.).

1.4. Понятие генотрозма. Оперотропизм

Генная теория выбора объекта основывается на генно-биологическом явлении, которое мы называем генотропизмом. Под генотропизмом мы понимаем силу, через идентичные или родственные генные факторы двух индивидов притягивающую их друг к другу. Таким образом, генотропизм основан на действии латентных генов.

Судьбоаналитическое учение о побуждениях также имеет генотропическую природу. В его основе лежит предположение, что двое людей только в том случае почувствуют взаимное притяжение – независимо от сферы: любовь, дружба, рамки профессии (например, врач и пациент) или выбор идеала, – если важнейшие динамические части их латентного генофонда идентичны или родственны.

Такое влияние идентичных или родственных генов судьбоанализ называет генотропическим. А индивиды, которые притягиваются друг к другу через эти гены, считаются «генетическими родственниками».

Как мы уже говорили, наследственные функции судьбы проявляются в выборе индивида в пяти жизненных сферах: 1) в любви; 2) в дружбе; 3) в профессии; 4) в болезни; 5) в смерти. Это наиболее важные сферы проявления судьбы. Хотя речь идёт о выборах, совершаемых в повседневной жизни, генетика судьбы видит за ними действующие в родовом бессознательном индивида латентные гены.

Понимание выборов индивида является наиболее важной составляющей частью диагностики. В связи с этим Зонди постулировал аксиому судьбоанализа: «Посмотри на побудительные выборы человека, и ты узнаешь, что собой представляют его родственники и какая судьба его ожидает».

Наиболее важной из всех видов генотропизма является третья форма: выбор профессии, или оперогенотропизм (сокр. оперотропизм).

Под оперотропизмом мы понимаем такую форму манифестации латентных генов, при которой кондуктор стремится к отношениям, обусловленным выбором профессии, с теми индивидами, которые являются носителями аналогичных генов.

Пример. Если здоровый человек, отец, мать, сестра или брат которого являются манифестирующими психическими больными, становится психиатром и большую часть жизни проводит среди психически больных, то судьбоанализ выдвигает предположение, что латентные гены психического заболевания проявляются у него в оперотропной форме.

Этот пример объясняет, почему профессия пожарного лучше всего подходит для генотропической разрядки «пироманических» склонностей, профессия оперативного сотрудника – «криминальных» склонностей, а профессия парикмахера – для отреагирования гомосексуальных склонностей.

Мы ни в коем случае не утверждаем, что каждый пожарный является латентным пироманом, каждый оперативник – латентным преступником, а каждый парикмахер – латентным гомосексуалистом. Но мы подчеркиваем, что в этих профессиях индивид получает возможность в социально-приемлемой форме разрядить вышеназванные побудительные тенденции.

* * *

Наибольший интерес для профконсультанта представляют случаи навязанного выбора, который выявляется в процессе собеседования или диагностики, например: стадный выбор, родительский сценарий, консультационный выбор, терминально-прагматический выбор, телевизионный выбор, профессиональная эстафета и т.д. (См. Персонал-Profy. №2, с. 112).

1.5. Составление генеалогических деревьев

Принцип генотропизма используется при составлении генограмм, в которых можно проследить и исследовать различные выборы членов рода: например, выбор профессии, болезни, друзей.

Проанализировав большое количество научных данных, мы подошли к вопросу о существовании генной и побудительно-биологической взаимосвязи между кругами наследственной патологии и кругами профессий.

Выбирают ли люди профессию в зависимости от своей принадлежности к циркулярным (маниакально-депрессивным), шизоформным, пароксизмальным (эпилептиформным) или сексуально-аномальным семьям?
Для ответа на этот вопрос в нашем распоряжении долгое время был только один метод генотропического исследования рода: анализ генеалогических деревьев.

Он представляет собой разновидность семейного исследования, при помощи которого регистрируются не только семейные заболевания и характерологические особенности, но и профессии генетических и кровных родственников.

С его помощью мы собрали большое количество родовых деревьев семей, в которых встречались люди, предрасположенные к гомосексуализму, садизму, эпилепсии, истерии, кататонии, параноиду, маниакально-депрессивному психозу и даже индивиды с комплексом неполноценности (с точки зрения психики и отдельных функций).

На этом материале были проведены исследования, чтобы выяснить, преобладают ли внутри отдельного генно-биологического наследственного круга определённые профессии. Мы убедились в том, что между определёнными наследственным и профессиональным кругами существует тесная взаимосвязь.

Сведения родового анамнеза – по возможности, до третьего поколения – графически отражаются в генеалогическом дереве (генограмме) и включают данные не только о кровных родственниках клиента, но и о брачных партнёрах и друзьях, т.е. о выбираемых членами рода лицах.

Если генеалогическое дерево составляется самим клиентом, то его визуальная структура и персональная конструкция приобретают диагностический смысл, предоставляя консультанту необходимую информацию для медицинских показаний и прогноза.

Кроме оперативного сбора клинической информации для анамнеза, большое значение имеет анализ данных по генеалогии клиента, к которым относятся:

– история рода и родовой жизненный стиль;

– конкретные жизненные отношения;

– профессиональные традиции, способности, интересы;

– соматические и психические заболевания;

– продолжительность жизни и причины смерти;

– врожденная и приобретенная инвалидность;

– наследственные тяжбы и главенство в семье;

– миграция и места жительства членов рода;

– длительные разлуки, разводы;

– факты усыновления;

– религиозные взгляды.

Для оценки родовых ресурсов консультант проявляет повышенный интерес к тому, как преодолевались фазы жизненных циклов рода с их специфическими требованиями.

Подробная письменная биография клиента предоставляет консультанту следующие первичные сведения:

– жизненные правила рода, влияющие на судьбу каждого;

– ценностные ориентации и желания;

– проклятия-анафемы, завещания;

– распределение ролей и ролевые ожидания;

– столкновение интересов, раздоры;

– коалиции и конфликтные отношения;

– семейные тайны, родовые легенды и т.д.

1.6. Примеры болезней и профессий шизоформного наследственного круга

Семья, на примере которой мы хотели бы продемонстрировать профессии и заболевания шизоформного наследственного круга, иллюстрирует симпатию шизоидного невротика к таким профессиям, как солдат, математик, инженер, музыкант, профессор, историк искусства и фермер.

На примере представленного материала можно отметить также, что в шизоформных семьях, даже если они относятся к самым низким социальным слоям общества, наблюдается неосознаваемое влечение к интеллектуальным профессиям (учитель, профессор и т.д.).

Случай 54

Пациент (58) – инженер в возрасте около 30 лет, невротик с тяжелой формой шизофрении. В детстве он был примерным учеником, но безрадостным ребёнком и стремился к одиночеству. С тех пор, как разошлись его родители (ему тогда было 13 лет), его замкнутость ещё более возросла.

Он отличный математик, педантичный, очень корректный в разговоре и поведении, холодный, сдержанный, лишенный чувства юмора рационалист, мыслит цифрами и обитает в стороне от реальности.

У него все ещё проявляются задержки пубертатного периода. Он уже 4 года женат, однако совершенно неспособен к выполнению супружеских обязанностей (жена до сих пор девственница). Его жизнь отягощает довольно большое количество навязчивых представлений и таинственных ритуалов, в основном связанных с чистотой.

А. Семейные заболевания.

Шизоидная психопатия, напоминающая заболевание пациента, отмечалась у двоюродного брата отца (49), а также у отца пациента (46) и его второй жены – мачехи пациента (50).

Б. Оперотропизм в семье (профессии кровных и приобретенных родственников пациента).

I. Солдаты: индивиды № 1, 4, 10, 12, 36 и 39.

II. Математики или «считающие» (не конструирующие) инженеры: № 31, 40, 46, 51, 52, 53 и 58 (пациент).

III. Музыканты: индивиды № 20, 30, 41 (мать пациента), 46 (отец пациента), 49 (кузен отца), 50 и 64. Отец (№ 46) был композитором, а все остальные – учителями музыки.

IV. Профессора, учителя: индивиды № 8, 21, 41 (мать) и 45 (тетя). Последняя была учителем рисования.

V. Фермеры: индивиды № 8, 19, 21, 48. (№ 8 и 21 были преподавателями по сельскому хозяйству).

VI. Историки искусства: № 60 и 63.

VII. Кругосветные путешественники: № 1 и 10. Они были не просто пориоманами, но шизоформными, одинокими скитальцами.

Если не принимать во внимание отца пациента (46), который является всемирно известным музыкантом и композитором, то семья относится скорее к кататоническому, шизотимному типу (Кречмер), так как в ней встречается много солдаты, профессора, математики, «сухие» инженеры.

* * *

Зонди постоянно говорил о том, что тестирование методом экспериментальной диагностики побуждений (тест Зонди) ещё не является в полном смысле слова судьбоанализом. Судьбоанализ представляет собой длительную форму терапии, в которой на первое место ставится анализ предков (генеалогического дерева), эффективность которого зависит от того, насколько хорошо пациент знает своих родственников.

Поэтому судьбоаналитик-профконсультант интересуется, в первую очередь, профессиональными традициями рода (т.е. профессиями) кровных и генетических родственников клиента, на основании которых он может провести классификацию его профессиональных предпочтений с точки зрения навязанности и свободы.

2. Экспериментальная диагностика побуждений

Метод экспериментальной диагностики побуждений (тест Зонди) открыл новые пути для решения проблемы выбора профессии.

При помощи ЭДП стало возможным проведение исследований по вопросам соотношения наследственности и профессий с привлечением многих тысяч людей.

1. Тест Зонди как диагностический инструмент

и фон для беседы с клиентом

Тест Зонди связан с процессом выбора фотопортретов и относится к проективным методикам.

Он содержит шесть серий по восемь фотопортретов психически больных людей, т.е. в общей сложности 48 фото. Портреты представляют 8 фундаментальных потребностей системы побуждений:

h – гомосексуализм;

s – садизм;

e – эпилепсия;

hy – истерия;

k – кататония;

p – параноид;

d – депрессия;

m – мания.

В каждой серии из 8 фотопортретов клиент выбирает 2 симпатичных и 2 несимпатичных. Выбор происходит по принципу идентификации и деидентификации.

Тест основывается на судьбоаналитической теории Зонди, которая воспринимает бессознательные побудительные и личностные процессы диалектически и видит сущность здоровья и болезни в их процессуальности.

Таким образом, целью диагностики является не описание клинического состояния и постановка статического диагноза, а функциональное и побудительно-динамическое понимание патогенеза болезни.

Тест Зонди эффективно переводит психодинамические процессы и констелляции в синдромы. С помощью теста Зонди судьбоаналитик имеет возможность точно определить отдельные фазы процесса заболевания и классифицировать их.

Подтверждая предположения судьбоанализа о том, что каждое психическое заболевание находится в тесной связи со здоровой, т.е. социальной и прогрессивной формой судьбы и экзистенции, тест Зонди выявляет не только побудительно-динамические опасности, но и существующие в латентном состоянии возможности социализации и гуманизации.

Зонди видел обоснование функционирования своего теста в теории генотропизма, согласно которой люди, имеющие в своих генотипах идентичные или родственные гены, тяготеют друг к другу.

Метод ЭДП был разработан Зонди в качестве сокращенного варианта составления «генеалогического дерева», в котором роли «родственников» клиента играют фотопортреты психически больных людей, которые им либо выбираются, либо отвергаются.

2.2. К вопросу о стимульном материале

К предпосылкам эффективности теста Зонди относил утверждение, что портреты психически ненормальных людей излучают энергию определённых побуждений необычайно сильного императивного характера.

Портреты теста Зонди предоставляют пример того, как морфогенетическое поле, излучаемое в области лица (особенно глаз), воспринимается клиентом в зависимости от его принадлежности к определённому классу побуждений.

Следовательно, с помощью теста Зонди можно измерять магнетическую силу, исходящую от портретов, – ведь тестируемый при разглядывании их попадает под влияние морфогенетического поля и реагирует на него отвержением или принятием портрета.

Какой же род резонанса заставляет тестируемого реагировать на портрет, определяемый им в качестве симпатичного или несимпатичного? На ум сразу же приходят сравнительные рассуждения о полярностях и энергетических полях. Действие полей на человека Р. Шелдрак называет «морфогенетическим резонансом», потому что информация, излучаемая полем, вызывает активизацию аналогичной информации у людей.

В отношении качества стимульного материала Ф. Юттнер (Цюрих, Институт Зонди) на конференции в УМЦО (Екатеринбург, 5-10 октября 2001 г.) сказал:

«В России среди психологов большой популярностью пользуются рисуночные портреты, выполненные с фотокарточек теста Зонди, распространителем которых является Л.Н. Собчик. Когда мы в Институте Зонди получили эти рисунки, то были невероятно удивлены.

Мы провели небольшой эксперимент и пришли к выводу, что при тестировании по методике Л. Зонди этими рисунками пользоваться нельзя по целому ряду причин. Во-первых, они выполнены не cовсем точно, и при ближайшем рассмотрении можно увидеть значительную разницу между рисунками Л.Н. Собчик и фотопортретами Л. Зонди.

Во-вторых, при восприятии рисунков не возникает эффекта «морфогенетического резонанса» (Р. Шелдрак), который наблюдается при рассмотрении «зоны глаз» фотопортретов Л. Зонди.

В-третьих, на фотокарточках теста Зонди представлены конкретные люди с диагностированной наследственной патологией, а Л.Н. Собчик предлагает рисунки, автором которых является один и тот же человек, который проецирует на них свои субъективные представления».

2.3. Классификация профессий по патологичсеким наследственным кругам

В психиатрии различают три самостоятельных круга заболеваний, хорошо описанных с наследственной и клинической стороны. Им в судьбоанализе соответствуют 4 самостоятельных побуждения (вектора).

I. Сексуальное побуждение cостоит из потребностей в персональной любви и сублимированной нежности (h – гомосексуализм), а также в активности и самоотверженности (s – садизм) – вектор S.

II. Пароксизмальное побуждение образуется из двух потребностей, которые выражают такие реакции, как импульсивность, ярость, страх и чувство справедливости (e – эпилепсия), а также стыд и стремление к значимости (hy – истерия) – вектор P.

III. Побуждение «Я» определяется потребностями «быть» и «иметь». Тенденции этих потребностей называются проекцией (а также лартиципацией), инфляцией (p – параноид), интроекцией и негацией (k – кататония) – вектор Sch.

IV. Побуждение к контактам охватывает потребности в изменении или сохранении прежнего состояния (d – депрессия), а также стремление к соединению с объектом и отъединению от него (m – мания) – вектор C.

В своей книге «Судьбоанализ» (1965), в главе «Выбор профессии как судьба» Л. Зонди представил достаточно подробные таблицы профессий, классифицировав их по векторам:

– профессии пароксизмального круга побуждений (е, hy);

– профессии шизоформного круга побуждений (k, p);

– профессии маниакально-депрессивного круга побуждений (d, m);

– профессии сексуального круга побуждений (h, s).

Профессии наследственного круга сексуальной патологии (S)

h: парикмахер, косметолог, работник по обслуживанию душевых, модельер, актер, певец, артист балета, хореограф, швейцар, официант, метрдотель, кондитер, повар и т.д.;

s: дровосек, извозчик, каменотес, шахтер, дорожный строитель; шофер; борец, учитель физкультуры и т.д.

Профессии наследственного круга пароксизмальной патологии (P)

e: посыльный, извозчик, моряк, летчик; кузнец, кочегар, пожарный, трубочист, печник, пиротехник, пекарь и т.д.

hy: артист, манекенщица, натурщица и т.д.

Профессии наследственного круга шизоформной патологии (Sch)

k: военнослужащий; бухгалтер; телеграфист; картограф; художник-график; ночной сторож и т.д.;

p: конструктор, руководитель; фармацевт, аптекарь, химик; детектив, адвокат, контрразведчик и т.д.

Профессии наследственного круга аффективной патологии (C)

d: рабочий склада; филателист; продавец антиквариата, аукционер; работник химчистки, художник, маляр, дезинсектор; уличный регулировщик; ассенизатор, чистильщик выгребных ям; кожевник и т.д.;

m: официант, владелец ресторана; повар, дегустатор вин, бармен; музыкант, играющий на духовых инструментах (джаз); продавец, скупщик; лингвист, преподаватель языка и т.д.

В отношении таблиц вариантов профессиональной реализации для четырёх наследственных кругов побуждений, представленных в книге «Судьбоанализ в выводах», Ф. Юттнер пишет:

«Зонди структурирует эти таблицы по следующим параметрам: основная потребность, ведущее чувство восприятия, предмет и средства труда, виды профессиональной деятельности, место деятельности, конкретные профессии.

Однако необходимо отметить, что профессиональные рекомендации никогда не являются однозначными, так как «большинство профессий служит удовлетворению не одной, а сразу нескольких потребностей.

И наконец, многие из перечисленных профессий (извозчик, кочегар, трубочист, точильщик ножей, каменотес и т.д.) уже устарели, так как профессиональная среда – за редким исключением – подвергается постоянному изменению. Чтобы разобраться в этой классификации и правильно определить факторные связи для новых профессий (например, косметолог, программист), нужно понимать сущность всех восьми потребностей».

2.4. Пример из практики Л.Зонди. Профессиональная консультация.

Атлетически сложенный молодой человек, в прошлом студент философского факультета, работает каменотесом на строительстве дорог. Он просит оказать ему помощь в выборе профессии и супруги, так как до сих пор не определился ни с тем, ни с другим.

В юности он мечтал стать актером, но осуществить свою мечту не хватило решимости. Он также хотел стать психологом или психотерапевтом.

При этом пациент обладает редким характером: трусливым, заторможенным, робким и беспокойным, совершенно не соответствующим его телесной конституции. Он испытывает сильное волнение с обильным потоотделением в присутствии других людей. Это всегда отравляло ему жизнь, разрушало психику и приводило к самым разнообразным неудачам. Именно по этой причине молодой человек вынужден был оставить учебу в университете.

Он побывал в плену и возвратился в Германию в 1947 г.

Сведения о родственниках клиента (см. Генеалогическое дерево: Персонал-Profy. №1, с. 31).

Отец нашего пациента (18) был учителем. Он застрелился, когда сыну было 5 лет. Дедушка со стороны отца (7) был старшим преподавателем. Он умер, отравившись грибами. Родной брат дедушки (5) тоже застрелился, а их сестра (6) была слабоумной. Двое братьев отца (16, 17) также работали учителями. Один из них (17) погиб в результате несчастного случая при невыясненных обстоятельствах.

Племянник дедушки (12), сын его суицидального брата, тоже покончил с собой (повесился). Племянница дедушки, тетка отца пациента (11), также окончила свою жизнь самоубийством, повесившись. Таким образом, в семье клиента со стороны отца мы встречаем четверых самоубийц (5, 11, 12, 18), среди которых двое повесились, а двое застрелились.

Мать пробанда (19) происходит из крестьянской семьи, имеет лирические наклонности, является душевной и чувствительной натурой; во времена своего девичества она вела дневник. Брат матери (20), учитель, писал сказки. Двое других братьев (21 и 22) стали крестьянами, как их отец. Ещё один брат матери (23) стал доктором политических наук.

Далее в своей автобиографии пробанд пишет: «Линия матери представляет светлую, яркую, жизнерадостную, веселую, отважную основу моей жизни, а линия отца, напротив, – темную, мрачную, жизнеотрицающую, с депрессией, страхами и самоубийствами».

Сведения о клиенте

11 лет назад вследствие угрозы суицидом своим университетским профессорам молодой человек вынужден был покинуть университет после того, как отучился 9 семестров. В университете его считали бесперспективным студентом. Он отличался странностями: был в изоляции, часто скрывался от посторонних взоров в отдельной аудитории или читальном зале.

Уйдя из университета, молодой человек вернулся к матери и прожил у неё три года, словно в «башне из слоновой кости», не работая и ничем не интересуясь. После этого мертвого штиля он попытался в возрасте 34 лет стать, по примеру отца, учителем в народной школе. Но при выступлениях на людях он испытывал страх, потел, был косноязычен, и это, в конце концов, заставило его отказаться от педагогической деятельности.

После уединенной студенческой жизни с её читальными залами и лекционными курсами в его профессиональных увлечениях произошел крутой поворот. Он потянулся к тяжелому физическому труду на свежем воздухе. На протяжении шести лет мужчина работал каменотесом на строительстве дорог. В первые годы он был счастлив и вполне удовлетворен этой формой своей экзистенции, но потом ему все надоело. Он снова впал в депрессию и уволился.

Вот уже целый год клиент снова живет у своей матери в полной изоляции и депрессии, занимается самообразованием, особенно интересуется проблемами глубинной психологии. В настоящее время он находится в некоем душевном вакууме, в состоянии «живого трупа», и не может самостоятельно из этого выйти. Его терзают мрачные мысли, что жизнь прошла напрасно, мучают бессонница, панические состояния и фобии.

Клиент спрашивает, следует ли ему снова вернуться на строительство дорог в качестве неквалифицированного рабочего.

Результаты тестирования по Зонди

Тестирование показало сильно выраженный Эдипов комплекс, инцестуозную связь с матерью, болезненную потребность в акцептации (принятии), сопряженную с эпилептиформно-параноидной формой экзистенции: комплекс Каина с тотальной изоляцией от мира.

В тестовых профилях на переднем плане 10 раз встречается картина: «параноидный Каин, стремящийся скрыться». Накопившиеся на заднем плане депрессия и аутизм с паническим страхом пытаются вырваться на «сцену» жизни.

Интерпретация результатов тестирования

На основании результатов тестирования Зонди порекомендовал клиенту работать не дорожным строителем, а горняком в шахте, вследствие сильно выраженной потребности спрятаться от мира.

И тут случилось нечто удивительное. Мужчина пришел в состояние чрезвычайного душевного волнения, повторяя: «Это невероятно! Это просто волшебство!»

Немного придя в себя, он объяснил, что все его предки со стороны отца, начиная с XVII века, были горными рабочими и подрывниками в округе Гарц.

Трагедия этой семьи началась с того, что один из потомков, дед нашего клиента, уехал из Гарца и стал учителем. Но у него появилась странная привычка: уходить по воскресеньям в горы и отбивать куски породы горным молотком. Так древняя родовая профессия превратилась в воскресное хобби.

История этой семьи – парадигма для вывода, что каинистические притязания можно социализировать без вреда для окружающих в горном деле.

Это наталкивает на мысль, что отец пациента (18), его дядя (12), а ранее брат дедушки (5), скорее всего, смогли бы избежать суицида, если бы по примеру своих предков выбрали труд горного рабочего, а не школьного учителя.

Судьба пациента убедительно свидетельствует о том, какое огромное разрушительное влияние может оказать на человека неправильный выбор профессии, если она не дает возможности социализировать каинистические притязания.

Основной тезис судьбоаналитического консультирования гласит: правильно подобранная профессия социализирует и гуманизирует патологические тенденции личности.

Например, эпилептоидные каинистические тенденции могут успешно социализироваться и гуманизироваться в профессиях с высоким риском и экстремальными ситуациями (летчик, подрывник, пожарный, моряк, артиллерист, сапер, шахтер, электрик и т.д.), а садистические тенденции могут найти разрядку в деятельности хирурга, милиционера, строителя, дрессировщика и т.д.

В таких случаях психоаналитики говорят о сублимации агрессивных тенденций в профессиональных видах деятельности. При неправильном же выборе профессии личность подвергается деструкции и самодеструкции, вплоть до самоубийства.

3. Методы описания профессий

Концепция судьбоаналитического профконсультирования Зонди получила свое завершение в работах М. Ахтниха, который представил оригинальную психологию и диагностику профессий.

В значительной степени профессию характеризует разнообразие совершаемых в ней видов деятельности, но сами по себе они ещё не отражают всего её содержания. Описывая профессию, необходимо отметить следующие аспекты:

1) название профессии;

2) виды деятельности, совершаемые в профессии;

3) используемые инструменты;

4) материалы и средства, применяемые в профессии;

5) предмет труда, подвергаемый обработке;

6) место, где происходит работа;

7) конечную цель труда.

Вид деятельности, инструменты, материалы, предмет труда, место и цель имеют прямую связь с факторами М. Ахтниха. В качестве примера рассмотрим фактор К (физическая сила, в тесте Зонди представлен фактором S – садизм).

Виды деятельности фактора К (физическая сила)

К 1: ударять, стучать, заколачивать гвозди, клепать, рубить, колоть, сверлить, фрезеровать, пилить, точить, резать, пробивать, проникать

К 2: поднимать и переносить грузы

К 3: ломать, разрушать

К 4: долбить киркой, копать, мотыжить

К 5: резать, разрубать, стрелять

К 6: боксировать, драться, сражаться, бороться, фехтовать

К 7: преодолевать сопротивление, укрощать

К 8: оперировать

К 9: применять физическую силу

К 10: подчинять, господствовать, нападать, побеждать, продвигаться вперед, «работать локтями»

К 11: быть душевно черствым, агрессивным, деструктивным, доставлять слишком много хлопот

К 12: принимать жесткие меры, быть твёрдым в достижении целей, беспощадным.

Инструменты фактора К

– Топор, молоток, сверло, напильник, фреза, кусачки, инструменты для резьбы, режущие инструменты, нож;

– домкрат, зубило, дробилка, отбойный молоток, мотыга, лопата, кирка;

– оружие, кулаки, кастет, наручники, дубинка, кнут;

– скальпель, бор-машина и др.

Предмет труда фактора К

– Твердые материалы (металл, железо, сталь, жесть, камень, твёрдая земля, стекло);

– грузы;

– объекты, подлежащие разрушению;

– противник, конкурент;

– жертва.

Место труда фактора К

– Фабрика, мастерская, стройплощадка, строительство туннелей и дорог;

– сельское хозяйство, бойня;

– места сражений, арена.

Профессии фактора К

– Металлург, автослесарь, токарь, фрезеровщик, строительный рабочий, дрессировщик, скульптор, хирург, мясник и т.д.

В соответствии с этой классификацией можно проанализировать любой вид профессиональной деятельности. Вот «разложенные по факторам» работа учителя, гончара и бухгалтера.

Учитель (название профессии) преподает (вид деятельности) ученикам (предмет труда) при помощи ТСО (материал, средства труда), своей собственной речи и своего педагогического опыта (инструмент) в классе (место труда), чтобы передать им знания (цель труда).

Гончар (название профессии) придает форму (вид деятельности) глине (предмет труда и материал) своими руками (инструмент) в мастерской (место труда), чтобы изготовить кувшин (цель труда).

Бухгалтер (название профессии) выписывает (вид деятельности) в канцелярии (место труда) на бумаге (материал) при помощи печатной машинки (инструмент) счёт (цель труда).

В качестве иллюстрации рассмотрим профессии зубного врача, портного и психолога.

ТАБЛИЦА 1

Специфика труда Зубной врач Портной Психолог
Сверлить (s/K)
Ставить уколы (s/K)
Разрезать (s/K)
Шить иглой (s/K)
Спрашивать (p/G)
Проявлять интерес (p/G)
Объект труда Зубы (s/K)
Полость рта (m/O)
Материя (h/W)
Заказчик (h/W)
Душа (p/G)
Средство труда Бор-машина (s/K) Ножницы (s/K) Интуиция (p/G)
Место труда Клиника Ателье, мастерская Кабинет
Цель труда Здоровая полость рта, оказание помощи (e/S) Красивая одежда (hy/Z) Психологическая поддержка (e/S)
Факторная связь e s m
S K O
h hy s
W Z K
p e
G S

Из Табл. 1 наглядно видно, что отдельные аспекты деятельности относятся к самым различным факторам, а значит, профессии могут быть двух- и трехфакторными. Для получения более полного представления о факторной связи в профессии необходимо знать психологическое значение каждого фактора, связанные с ним виды деятельности, типичные средства труда и инструменты, типичные для каждого фактора объекты труда и места работы.

На основании вышеизложенного материала можно определить факторную принадлежность профессии. Для этого регистрируются все виды деятельности, относящиеся к профессии, например, парикмахера.

Фактор h/W: 1) прикасаться, ощупывать, гладить; 2) мыть клиенту голову; 3) завивать и укладывать волосы; 4) обслуживать клиента и т.д.

Затем решается вопрос о средствах труда, инструментах, объектах труда, месте работы и цели труда, и в результате появляется достаточно чёткое представление о факторной принадлежности профессии.

Чтобы правильно классифицировать профессии, виды деятельности, а также ассоциации, даваемые клиентом к выбранным фотокарточкам, в соответствии с факторами Л. Зонди /М. Ахтниха, специалисту необходимо сформировать так называемое «факторное мышление».

Факторное мышление подразумевает знание консультантом сущности 4-х векторов, 8-ми факторов и 16-ти тенденций побудительной системы Л. Зонди /М. Ахтниха, понимание факторной принадлежности предметов труда, средств труда (инструментов), видов деятельности и умение их интерпретировать.

Глава 4. Фототест профессиональных склонностей

Тест М. Ахтниха (1979) предназначен для выявления профессиональных склонностей и интересов.

Клиенту предлагаются для выбора фотографии специалистов, занятых трудовой деятельностью. В ходе тестирования определяется его отношение к представленным на фотокарточках профессиям (профессиональной среде и т.д.).Речь идёт лишь об общей позиции по отношению к отдельным видам деятельности, клиенту даже не обязательно точно знать наименование изображенной профессии.

В качестве принципа классификации мы взяли 8 факторов Л. Зонди и рассмотрели их с позиций психологии выбора профессии как радикалы склонностей, соответствующие всеобщим человеческим потребностям. Они получили новые названия и буквенные обозначения, а их интерпретация претерпела значительные изменения.

Изменение формулировок было необходимо для того, чтобы профконсультант на приеме не пользовался психиатрическими терминами. Нельзя же наклеивать ярлык «истеричности» на одаренного в художественном отношении юношу, мечтающего стать графиком, и в разговоре с родителями пользоваться клиническими терминами.

Предлагаем вашему вниманию информацию о факторной типологии (Табл. 2): соотношение факторов Зонди и Ахтниха.

ТАБЛИЦА 2

Побудительная система судьбоанализа
(Л.Зонди)
Типология профессиональных склонностей
(М.Ахтних)
h – Гомосексуальность
Потребность в нежности, в заботе, любовь к детям и всему живому, пассивность, феминность
W – Сензитивность
Женственность, компромиссность, нежность
s – Садизм
Потребность в агрессии, садизм, отеческая забота, активность, маскулинность
K – Сила
Физическая сила, твёрдость, реализация, агрессивность
е – Эпилепсия (две тенденции)
е+ коллективная справедливость, доброта, терпимость, благотворительность, милосердие, набожность
е- тенденция к застреванию на грубых аффектах: ярости, ненависти, гневе, мести
S – Социальная справедливость
SH – готовность прийти на помощь, делать добро, помогать, лечить, содействовать
SH – энергия, мужество, динамика, жажда деятельности, потребность в движении и перемене мест

М. Ахтних нашел язык, который можно легко понимать и употреблять в профессиональной деятельности и который не обижает клиента, не навешивает на него ярлыков и не убеждает человека в его полном ничтожестве.

Помимо «переименования», происходит некоторое изменение смыслового содержания факторов. Например, тенденция Зонди «е–» не идентична отвержению фактора Ахтниха «SЕ»:

«е–»: потребность в накоплении грубых аффектов – ярости, ненависти, гнева, мстительности (эпилептоидность);

SЕ: энергия, мужество, динамика, жажда деятельности, потребность в движении.

У представителей одной и той же профессии можно констатировать похожую структуру склонностей. Мы называем это структурой профессиональных склонностей.

Таким образом, между структурой профессиональных требований, с одной стороны, и структурой способностей и склонностей человека, с другой, существует известное родство. Если они будут приведены в соответствие, то человек будет удовлетворен профессией.

4.1. Реверс

Интерес представляют случаи, когда в качестве первичного фактор отвергается, однако как вторичный оценивается положительно. Такое явление М. Ахтних назвал реверсом. Если же фактор отвергается в качестве как первичного, так и вторичного, такая ситуация расценивается как полная защита. В качестве примера рассмотрим фактор «К».

Полная защита Реверс
Отказ от любых видов деятельности, связанных с агрессией и большими усилиями, в особенности от тяжелого физического труда Агрессия включается в сферу интересов (например, расследование преступлений, изучение сражений и военной истории, коллекционирование оружия)

Понятно, что отвержение фактора Ахтниха «К» не идентичен тенденции Зонди «s–» (дух рыцарства, стремление к цивилизации, аутоагрессия, пассивность, мазохизм).

Собственно результатом тестирования является самопознание: осознание клиентом своих склонностей и тенденций вследствие проективных высказываний по отношению к карточкам теста.

Собственно результатом тестирования является самопознание: осознание клиентом своих склонностей и тенденций вследствие проективных высказываний по отношению к карточкам теста.

Пример проведения профконсультации по ВВТ

Верена (17 лет, ученица гимназии).

Через два года девушке предстоят экзамены на аттестат зрелости. Ее родители и она наводят справки о самых разных профессиях. Верена – очень старательная ученица.

Ранжированный ряд первичных позитивных факторов:

G'5 V'5 G4 Z'4 Z4 S'4 S4 O3 W3 K3 V2 M2

Ранжированный ряд вторичных позитивных факторов:

о8 m8 k7 s5 z4 v4 g4 w3

Группировка портретов. На первое место девушка поставила две группы фотографий.

I группа фото: «Заниматься журналистикой; рассказывать что-либо другим людям»

1. Фото № 88. G'g (писательница).

Ассоциации клиента: «Она пишет о чем-то. Она над чем-то размышляет».

Экспериментатор: «А ты сама хотела бы писать? О других людях, о прошлом, о достижениях науки или обо всем, что только возможно?» (Определяются взаимосвязи).

2. Фото № 91. V'm (библиотекарь, архивный работник).

Ассоциации клиента: «Она исследует что-то, анализирует. Находит в старых книгах материалы о людях, которые жили раньше».

3. Фото № 62. Go (репортер, интервью).

Ассоциации клиента: «Она пытается найти интересный материал, выяснить у другого человека, о чем тот думает. Репортер».

4. Фото № 80. G'z (редактор журнала мод).

Ассоциации клиента: «Она тоже о чем-то пишет. Пишет быстрее, чем предыдущая женщина (фото № 88). Надо меньше учиться, чем той». – «О чем же она пишет?» – «О моде». – «Тебя это интересует?» – «Да нет, не особенно».

5. Фото № 94. Z'o (диктор на телевидении).

Ассоциации клиента: «Она рассказывает о том, что узнал кто-то другой».

II группа фото: «Быть среди людей»

6. Фото № 71. V'k (командир взвода женской вспомогательной службы).

Ассоциации клиента: «Заниматься с другими людьми, командовать ими. Мне нравится порядок. Впечатление такое, что за всем этим стоит логическая система».

7. Фото № 43. Sg (учительница младших классов).

Ассоциации клиента: «Что я могу сказать? Только то, что она что-то показывает и пытается объяснить».

8. Фото № 49. Wm (нянечка в детском саду)

Ассоциации клиента: «Здесь возятся с малышами, наблюдают за их общением».

Фото 70, 52, 16 и т.д.

Верена решила стать журналисткой. Я назвал ей необходимую литературу по этой профессии. Вскоре девушка установила контакт с редакцией местной газеты. Ей поручили писать статьи. Через два месяца Верена прислала мне свои первые оплаченные материалы, опубликованные в газете, и небольшое письмо:

«Я должна была написать очерк о недавно открытом магазине. Но ведь можно писать не только о тех вещах, которые продаются... Я всё-таки уверена, что профессия журналиста – самая подходящая для меня... Я очень рада, что наконец-то поняла, чего хочу, и что уже сейчас могу самостоятельно предпринимать некоторые шаги в этом направлении.

Как жаль, что я без цели проводила время в школе, считая себя слишком юной, глупой и неопытной для принятия самостоятельных решений...»

Через год она прислала мне довольно большую подборку своих статей и ещё одно письмо:

«В гимназию я хожу почти без тревоги, а недавно задумалась, как мне удалось добиться таких больших успехов. Во всяком случае, мне доставляют удовольствие две вещи – учеба в школе и журналистика. Верю, что стою на правильном пути, и очень довольна».

Глава 5. Судьбоанализ и графология

Теорию Л. Зонди можно с большим успехом комбинировать с классической техникой интерпретации почерков.

Зонди выделяет 8 фундаментальных побудительных потребностей, по аналогии с 8-ю классическими формами психических заболеваний (соответственно, 4-мя наследственными кругами), которые представляют патологические формы манифестации данных 8 потребностей.

Учение судьбоанализа, постулирующее мотивацию психических и биологических феноменов у человека восемью основными побудительными потребностями, может оказать большую помощь графологии (например, при составлении судьбопсихологической типологии).

Графологические синдромы к типологии М. Ахтниха (факторы W и K)

W

Почерк: круглый, полный, вязкий, большой, широкий, хорошо соединенный; правый наклон, гирляндное соединение, растянутость в средней зоне, низкая степень жесткости; мягкий, тёплый, грациозный, компактный, чувственный, субъективный, женственный.

К

Почерк: большой, прямой, острый, тонкий; сильный нажим, угловые соединения, уверенная пропись, высокая степень жесткости, напоминает «сабельный удар», грубый, твёрдый, жесткий, строгий, угловатый, энергичный.

Наиболее эффективным является анализ отсутствующих или слабо выраженных побудительных тенденций, которые образуют «теневые» (заднеплановые) функции и лежат в основе комплементарного выбора профессии, брачного партнёра, болезни и т.д. Судьбоанализ имеет дело с побудительными потребностями, специфическими способностями, выбором профессии и клиническими симптомами.

Графологи также получают возможность проводить глубинное консультирование в соответствии с судьбоаналитическим подходом в области анализа способностей, талантов, выбора профессии, хобби, а также динамики болезни. Приведем пример профконсультирования при помощи графологического анализа (рис. 1).

Рис. 1. Образец почерка 23-летней девушки

Образец почерка принадлежит 23-летней служащей фирмы, которая обратилась к профконсультанту по поводу смены места работы. Девушка хочет быть более самостоятельной, практичной, делать какую-то работу своими руками и вообще заниматься творческой деятельностью.

Интерпретация почерка

Почерк девушки говорит сам за себя: вполне очевидны эстетический вкус и высокие притязания.

В почерке представлено большинство графических признаков синдрома, относящегося к фактору Z (потребность в самовыражении): своеобразное оформление; почерк художественный с округлыми формами, крупный и упрощенный; доминирование средней зоны, заметна склонность к аркадам.

Кроме того, присутствует фактор М (материальное): вязкость, широкая и грубая связь в середине слова, слабая разделенность, недостаток эластичности, компактность.

На основании представленного почерка можно выдвинуть предположение о доминировании факторов Z и М, что подтверждается ранжированным рядом первичных позитивных факторов.

Z стоит на первом месте (сильное доминирование), М — на втором (доминирование выше среднего). Кроме того, в почерке присутствуют графологические признаки факторов К, G и О.

Обратите внимание на отсутствие фактора контроля и интеллекта – V, который девушка отвергает (V – фактор, связанный с бумагой, числами, с точной, кропотливой канцелярской работой).

Итак, мы разобрались в мотивах, которые привели девушку на прием к профконсультанту.

Консультация по результатам интерпретации почерка

Поскольку, наряду с художественно-эстетическими амбициями, у девушки недостаточно способностей, развитых выше среднего (желания и возможности – всё-таки разные вещи!), мы начали поиск какого-нибудь компромисса и нашли его в виде рабочего места у одного дизайнера – владельца маленького рекламного бюро, состоявшего всего из трех сотрудников.

В качестве секретаря шефа она может использовать опыт работы в торгово-предпринимательской сфере; у неё широкий спектр деятельности: она принимает и обслуживает клиентов, красиво упаковывает товар, выполняет чистовые чертежи и т.д. Шеф, зная об устремлениях и амбициях новой сотрудницы, использует её возможности разносторонне и держит «на длинном поводке».

В результате он получил в её лице веселое и жизнерадостное создание, которое отдает всесилы для того, чтобы сотрудники бюро постоянно находились в хорошем настроении.

Судьбоаналитическое учение о взаимосвязи между побудительными потребностями и способностями может внести существенный вклад в профконсультирование: ведь для каждой потребности выявлено множество профессиональных групп, видов деятельности и специализаций.

Судьбоаналитическое учение о симптомах может значительно облегчить графологам понимание актуальных симптомов, на которые жалуется клиент (автор почерка). Оно может внести свой вклад в профилактику симптомов заболевания, предоставив возможность графологу рекомендовать клиенту хобби или дополнительную профессию, адекватную его побудительным потребностям.

В заключение – несколько слов М. Ахтниха к вопросу о технологии проведения профконсультации.

«Я никогда не пользуюсь одним только тестом профессиональных склонностей (ВВТ), чтобы составить заключение. В моем распоряжении имеется опросник с перечнем примерно 400 профессий, который также предлагается клиенту.

Профконсультант, обладающий факторным мышлением, т.е. разбирающийся в факторной конструкции профессиональной сферы, быстро составит на основе названных ему «привлекательных профессий» чёткое представление о том, какие профессии наиболее предпочтительны для клиента.

Когда я прошу клиента дать ассоциации к фотокарточкам, выбранным в качестве симпатичных, у него появляется возможность более точно сформулировать свои профессиональные склонности.

Таким образом, при обработке результатов теста я отвожу далеко не самое первое место статистическому ранжированию. Главное – это разговор с клиентом о его выборах, установление контакта и нормальных человеческих взаимоотношений».

Выбор профессии будет сделан правильно, если ведущие факторы клиента соответствуют «структуре склонностей» выбранной профессии.

Поистине счастлив тот, кто нашел свою профессию, занимается любимым делом и кому «улыбается благосклонная судьба», помогая найти в жизни свою дорогу.

* * *

Мы считаем, что не существует единственно правильной методики и единственно правильного подхода в профконсультации.

Различные задачи, которые стоят перед проконсультантом решаются при помощи различных методик. Чем большим количеством тестов и концептуальных подходов владеет специалист по персоналу, тем больше задач он сможет решить. Профессионализм в данном вопросе зависит от общей профессиональной культуры профконсультанта, его открытости новым знаниям и способности к осмыслению собственного опыта.

Главное – научиться применять каждую методику в отдельности и вместе с другими вовремя и к месту.

Резюме

В статье «Судьбоанализ и профконсультирование» раскрываются основные положения судьбоаналитической концепции Л. Зонди в применении к сфере профориентации.

Приведенные в статье примеры профессионального консультирования дают полное представление о возможностях судьбоаналитических методик, которые позволяют увидеть информацию, «пропущенную» другими тестами.

Статья представляет большой интерес для всех специалистов, занимающихся профдиагностикой, профконсультированием, и для широкого круга читателей, интересующихся новыми технологиями в профориентации.

ЛИТЕРАТУРА

Ложкин А.И. Использование «криминалистических следов» побуждений для построения психологического портрета преступника // Персонал-Profy. 2001. № 5. C. 87.

Смирнов А.В. Глубинно-психологическая типология личности //Персонал-Profy. 2001. № 5. C. 98.

Тихомиров А.В. Метод дифференциации профессиональных выборов //Персонал-Profy. 2000. № 2. C. 115.

Тихомиров А.В. Профконсультация и метод диагностики профессиональных предпочтений //Персонал-Profy. 2001. № 5. C. 54.

Юттнер Ф. Судьбоанализ в выводах. Екатерибург, 2002

КНИЖНАЯ ЛАВКА

Вышел в свет перевод с немецкого книги «СУДЬБОАНАЛИЗ В ВЫВОДАХ», автором которой является ведущий специалист Института Зонди ФРИДЪЮНГ ЮТТНЕР (Швейцария).

Книга Ф.Юттнера знакомит читателей с пятью основными произведениями Л.Зонди, которые составляют квинтэссенцию судьбоанализа.

1. «СУДЬБОАНАЛИЗ» (1965) наглядно представляет теорию и практику генотропизма, а также значение выбора в судьбе человека. Приложение: 5 таблиц

2. «УЧЕБНИК ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКИ ПОБУЖДЕНИЙ» (1972) вводит фундаментальную систему побуждений, а также знакомит с тестированием по методике ЭДП. Приложение: 7 таблиц, 1 рисунок

3. «ПАТОЛОГИЯ ПОБУЖДЕНИЙ» (1952) посвящена судьбоаналитической классификации болезней, которая построена на основе системы побуждений и результатов диагностики по тесту Зонди. Приложение: 9 таблиц, 5 рисунков

4. «АНАЛИЗ «Я» (1956) продолжает предшествующую книгу с позиции расстройств «Я» и создает важнейшую предпосылку для следующей книги по судьбоаналитической терапии. Приложение: 7 таблиц

5. И, наконец, в «СУДЬБОАНАЛИТИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ» (1963) описывается использование судьбоаналитических методов в терапевтической практике. Приложение: 5 таблиц, 2 рисунка

Произведения, вошедшие в книгу «СУДЬБОАНАЛИЗ В ВЫВОДАХ», предназначены в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся в Институте Зонди (Швейцария).

Количество страниц: 262. Тираж: 950 экз. Цена: 250 руб. Изд-во Уральского университета

По всем интересующим Вас вопросам предлагаем обращаться в редакцию журнала «ПерсонаProfy», e-mail: umco@etel.ru, или на адрес судьбоаналитического общества в Екатеринбурге, e-mail: stiel@r66.ru