Соционическая газета: № 24 (27), 27.12.2003
Cовместный проект сайтов
"Соционические знакомства" и "Соционика на языках мира"

Соционика и MBTI: коллеги или конкуренты?

Автор: Дмитрий Александрович ЛЫТОВ
Психолог и переводчик из Санкт-Петербурга, редактор "Соционической газеты".
Соционический тип: интуитивно-логический экстраверт.
Эл. адрес:

Статья впервые опубликована в киевском журнале "Соционика, ментология и психология личности", 2003, № 3. В газете статья помещена с незначительными изменениями.

Обманчивое сходство между "братскими языками"

Два года назад в своей статье я поделился размышлениями о результатах своих попыток начать диалог со сторонниками «типоведения» (type watching, type theory) Майерс-Бриггс — теории, на сегодняшний день ближайшей по своему содержанию к соционике [7]. В ней был поднят вопрос о том, что для взаимопонимания между «нами» и «ними» вовсе не достаточно того, что обе теории происходят от одного и того же источника – типологии Юнга, т.е. являются в каком-то смысле «родными братьями». Чтобы нас поняли, нужно заговорить на языке собеседника, а между тем сторонники «типоведения» не считают язык соционики своим.

Сходство между «братскими теориями» – столь же обманчиво, и приводит иногда к таким же забавным случаям непонимания, как иногда бывает сходство между «братскими языками», например, русским и украинским.

Несмотря на сходство обоих языков, различия иногда бывают забавными. К примеру, вродливий (укр.) значит вовсе не «уродливый», а наоборот, «красивый». Многие из нас готовы рассуждать о том, что украинцы — «те же русские», что разница между языками — малозначительная, «искусственно созданная» [18], что «братья-славяне всегда друг друга поймут». Коль так, давайте заменим в России государственный русский язык на «тот же русский» украинский… Странно, почему нет ни одного желающего?..

Если же взять ещё более далёкие славянские языки, например, чешский, то таких обманчиво похожих слов становится ещё больше: bídný (подлый), čerstvý (свежий), dĕlo (пушка), druh (сорт), klas (колос), nahradit (заменить), odmĕnit (вознаградить), ovoce (фрукты), pitomec (дурак), platný (действующий), puška (ружьё), straník (партиец) … [5]

Как бы мы ни уверяли себя, что все славяне — братья, но когда мы попадаем в среду другого славянского языка (хоть чешского, хоть сербохорватского), то радость узнавания отдельных слов довольно быстро сменяется разочарованием и даже раздражением: да что же это они вечно «перевирают»! В результате по-английски русскому и чеху объясниться между собой едва ли не проще, чем на родных языках (речь идёт о содержательном разговоре, а не «привет-пока», где сойдёт и минимальный словарный запас). Есть, правда, шанс, что чех с детства учил русский, но обратное маловероятно.

В точности так же, в чём я убедился лично при переписке с американскими сторонниками теории Майерс-Бриггс, они воспринимают малейшие расхождения между их теорией и соционикой. С их стороны постоянно высказывались пожелания, чтобы я «начал говорить на их языке», в терминах теории Майерс-Бриггс. Обратное желание — попытаться освоить специфические понятия соционики — если и возникало, то быстро гасло; и уверяю, как и при диалоге русского с чехом, они чувствовали за собой некоторое преимущество.

Даже два:

во-первых, очевидное преимущество теории Майерс-Бриггс перед соционикой по «праву первородства», по количеству печатных изданий, институтов и учреждений, по охвату тестирования, признанию со стороны государства и бизнеса, а значит — и по масштабам финансирования,

во-вторых — столь же очевидное политическое и экономическое превосходство родины «типоведения» — США над оплотом соционики — аморфным СНГ.

На это оптимисты возразят — велика Америка, но ведь учат в американских вузах, среди прочих, и русский язык. Точно так же находятся и некоторые типоведы, которые готовы «смирить гордыню» и вести с нами диалог на равных. Например, немало усилий к распространению соционики в США приложила Бетти Лу Ливер. И пока не погас их интерес к соционике, у них есть запас терпения (хотя и не беспредельный), чтобы выслушать наши объяснения о причинах расхождений между двумя теориями.

Так как же им эти расхождения объяснить? И здесь у социоников появляется соблазн указать на труды Юнга, как на средство окончательного решения спора. И напрасно, поскольку это палка о двух концах. К примеру, Юнг пишет, что «рациональные» типы можно обозначить также как «судящие» (Beurteilungstypen), а «иррациональные» — как «воспринимающие» (Wahrnehmungstypen) [21, стр. 501, 502, 516 и др.]. У сторонников теории Майерс-Бриггс, как оказалось, термины «судящий» (Judging) и «воспринимающий» (Perceiving) вовсе не идентичны соционическим «рациональный»/«иррациональный» — как по теории, так и по содержанию [3]. Отсюда возникает естественное желание обвинить «типоведов» в том, что Майерс и Бриггс невнимательно читали Юнга.

На это, однако, типовед может возразить, что и соционики к наследию Юнга относятся далеко не с религиозным почтением. Для многих неприемлемым оказывается переименование признака «мышление»/«чувство» (нем. Denken/Gefühl, англ. Thinking/Feeling) в «логику»/«этику» — это, дескать, сильно искажает исходный смысл. Им бы проблемы русского языка, где слово «чувство» может означать не только «переживание», «душевное волнение» — но и «ощущение», т. е. по смыслу вторгается уже в область «сенсорики» (нем. Empfindung, англ. Sensation). Да что там русский язык: даром что немецкие Gefühl и Empfindung по произношению друг на друга никак не похожи, а ведь и перед Юнгом стояла проблема — как разграничить их по смыслу, до аудитории разница дошла отнюдь не сразу [20] (уже когда статья сдавалась в печать, у меня возникла проблема в переписке с немцем, помогавшим редактировать немецкий раздел соционического сайта – тот не мог понять терминологическую разницу между Empfindung «сенсорика» и Wahrnehmung «восприятие»).

Но разница, конечно, не только в многозначности юнговских терминов. Юнг опирался на научные данные начала ХХ века, соционика создавалась спустя полстолетия — неудивительно, что некоторые исходные положения пришлось пересмотреть. По этой-то причине всё остроумие, вся дотошность и язвительность Л. Филиппова, автора критических комментариев к 2-томному собранию трудов А. Аугустинавичюте [19], оказываются на поверку ворчанием догматика и схоласта. Ведь для него, оказывается, не так страшны обнаруженные противоречия в её работах (неизбежные для первопроходца), как её отступления от текстов Юнга (тут, по его ожиданиям, сердце читателя должно замереть от возмущения).

Но мы-то с вами — не догматики. Критиковать с позиции Юнга труды, написанные спустя полстолетия, — так же наивно, как искать в «Физике» Аристотеля, или даже в «Началах» Ньютона, решение дискуссии о квантовой механике между Бором и Эйнштейном. Все ещё помнят времена, когда научные труды требовалось подкреплять цитатами из бесконечно гениальных Маркса-Энгельса-Ленина-очередного генсека, без чего труды считались как бы и не вполне научными.

Но раз мы с вами не страдаем догматизмом, то за что же принуждать к нему американцев? Критиковать их за отступление от канонов Юнга — также бесполезно. Жизнь идёт, наука развивается.

Да и Юнг, если почитать его внимательно, сам порой и сомневался, и поправлял сам себя: то предлагал ввести для каждого из 8 своих типов по 2 подтипа, то — в другой, более поздней работе, — по 3; то предполагал разную (рацио/иррацио)нальность доминирующей и вспомогательной функций, то — какую угодно [ср. 21, с. 559-562 и 22, с. 697]; то считал экстраверсию/интроверсию важнейшим врождённым различием, то допускал переходы и даже перерождение из одной «вертности» в другую… (см., напр., письмо Э.Ханхарту, 1957, и др.).

Да и не только в развитии, а и в его «местных особенностях». Ряд расхождений между «нами» (социониками) и «ними» (типоведами) был вызван стереотипами, сложившимися после каких-то дискуссий, даже личного общения, результаты которого не всегда отражались на бумаге. «Свой» такие стереотипы знает, а «чужой» — едва ли, даже при самом старательном изучении теории. Вот только один пример: толкование «экстравертной сенсорики» в соционике как «волевой сенсорики» вызывает живейшее недоумение у сторонников теории Майерс-Бриггс: те склонны считать волевые качества свойственными «мыслящим-судящим» (TJ) типам [9]. Не меньше вопросов с их стороны вызовет термин «этика эмоций». Конкретно в этих двух случаях Юнг едва ли рассудит: как воля, так и эмоции, с его точки зрения, никоим образом не были связаны с его типологией личности, т. е. были «внетипными» факторами [20, 21].

Отсюда и вывод: родство и сходство теорий — ещё далеко не гарантия успешного диалога и нахождения общего языка. Чтобы соционика проникла в умы сторонников «типоведения», поможет лишь один из двух вариантов: либо «перевести» соционику в их терминологию, в их понятия, в их представления о типах, либо заставить считаться с собой, продемонстрировав свои достижения. Не знаю, как насчёт первого, а второй вариант на сегодняшний день уж точно произведёт эффект дроби для слона — то есть никакой. Для тех, кто знаком лишь с основами соционики, — она выглядит как «сильно искажённое типоведение»; для тех же, кто слышал о развитии соционической теории, — соционика выглядит в первую очередь намного более сложной, а уж потом, быть может, перспективной. А стоит ли вдаваться в сложности, если соционики «не знают простого»?

Типы и стереотипы

Одно из наиболее опасных, на мой взгляд, заблуждений «среднестатистического соционика» состоит в том, что 16 типов Майерс-Бриггс — это те же 16 соционических типов.

У тех, кто осваивал соционику по популярной литературе, моё замечание вызовет самое живое недоумение — в этих книгах американские символы употребляются параллельно с соционическими, или даже как их заменитель. Чуть более информированные сошлются на работу А. Аугустинавичюте, написанную ею под впечатлением первого знакомства с «типоведением», вернее, с его кратким — даже сверхкратким очерком в книге Б. Шнейдермана [1].

На это могу сказать, что именно краткость того очерка и сыграла с социониками злую шутку — информационный вакуум (до появления в соционическом обиходе полных текстов Кирси и Майерс-Бриггс 5-6 лет спустя) пришлось заполнять догадками, и не все оказались верными. Многим памятна дискуссия 1998 г. о том, соответствует ли признак «решающие»/«воспринимающие» соционической «рациональности»/«иррациональности» (так считала А. Аугустинавичюте, опираясь при этом на терминологию самого Юнга [3]), или же «статике»/«динамике» (так полагал В. Павлов из Днепропетровска, опираясь на американскую модель [10]). Спор привёл к тому, что было решено не злоупотреблять американскими символами в соционике [3].

При этом в пылу спора как-то не особо обратили внимание, что описание признака «решающие»/«воспринимающие» не только не имеет ничего общего со «статикой»/«динамикой», но и заметно отличается от «рациональности»/«иррациональности», как эти признаки описаны в работе «О дуальной природе человека». Кто не верит — полистайте, проверьте. И «сам» Юнг, последняя надежда догматиков, тут не рассудит — нет у него того признака, что описали американцы. Даром что термин «решающие»/«воспринимающие» он и употребляет — но в своём, юнговском смысле.

Но и это ещё не всё. Благодаря переводам А. Тихонова стали доступны описания 8 юнговских функций, используемых в теории Майерс-Бриггс. И опять же — не всегда похожи эти описания на то, что понимается под 8 соционическими аспектами [23].

А это в первую очередь значит, что американская модель типа — вовсе не та же, что и соционическая модель. Что «их» первая, вторая и т. д. функции наполнены каким-то иным смыслом, чем функции под теми же номерами в Модели А или в Модели Ю. И что нет смысла подменять в американских моделях обозначения Si, Se, Ni, Ne, и т.д. на соционические ,, , и т.д., поскольку наполнены эти функции также отличным смыслом.

Впрочем, оставим модели теоретикам. Для нас важнее другое — насколько американские типы на практике совпадают с соционическими типами.

На это мне могут возразить, что у каждого соционика — свои типы, а как определяют свои типы американцы — вообще неизвестно. Что ж, давайте разберёмся.

В типоведении Майерс-Бриггс тип определяется в результате прохождения теста . В процедуру тестирования входит не только заполнение и обработка теста Майерс-Бриггс, но и дополнительная консультация у специалиста по типоведению, который уточняет все 4 шкалы. Однако, несмотря на необходимость и даже обязательность такой консультации, основным инструментом определения типа является тест.

В соционике ситуация всем известна: хотя существуют критерии определения типа, но большинство социоников тестам не доверяют, предпочитая такие методики, как интервью, наблюдение и так далее.

Причиной недоверия социоников к тестам является, как ни странно… отсутствие до недавнего времени соционических тестов. В самом деле, можно ли считать тестами опросники из нескольких десятков вопросов, где отсутствует какой-либо контроль правильности результатов? Иными словами: «тесты», помещённые в популярной соционической литературе 1990-х годов, по сути своей, тестами не являлись .

Но, мало того, — они не были и соционическими тестами. Все те достижения соционики (по сравнению с американским типоведением), которые не раз упоминались в работах при сравнении этих двух теорий [3, 6] — функциональный анализ по Модели А, признаки Рейнина и т. д. — совершенно никак не использовались в упомянутых «соционических» тестах, где тип определялся по двоичным признакам, т. е. именно так, как в американской теории.

Наконец, и признак «рациональность — иррациональность» в этих тестах описывался в полном соответствии с американским признаком J/P, а вовсе не с работой «О дуальной природе человека», и такую подмену авторы никак не объясняли. Я не к тому, что описания из «Дуальной природы» лучше – в них ещё довольно много противоречий, и более того, А.Аугустинавичюте имела смелость признать, что американцами выполнена часть работы (по толкованию двоичных признаков), где соционика только-только к ней приступила. Но по крайней мере, следовало бы на это указать, поскольку из-за таких недоговорок (а в ряде случаев – прямого использования американских тестов без разрешения авторов, что и вовсе неприлично) в головах читателей, социоников-новичков, до сих пор царит путаница. Более подробно ситуация с соционическим тестированием рассмотрена в критическом обзоре Таланова [15].

Итак, если не тесты, значит — наблюдение? У него есть только одно очевидное преимущество перед бумажными тестами — испытуемый может излагать свои мысли в свободной форме, это уже тестировщик обязан истолковать эти результаты согласно им же установленным критериям. Соционик даже может сравнить себя с врачом, который, не заглядывая вовнутрь пациента, пытается выяснить симптомы болезни пациента с его слов.

На самом деле, даже здесь преимущество вовсе не однозначно. Если только тестировщик не ведёт записи по ходу тестирования (а зачастую не ведёт), то его способность удержать в памяти одновременно несколько факторов — ограничена. Постоянно существует соблазн использовать знакомые стереотипы. В реальности зачастую так и происходит.

Множество стереотипов уже укоренились в соционике довольно прочно: если, не дай бог, испытуемый затронет один из них, то с точки зрения неопытного соционика его диагноз уже предопределён, даже если сам испытуемый с ним в корне не согласен. Заговорил о деньгах — значит, ЛИЭ; эмоциональный — значит, ЭИЭ; рассеянный — ИЛЭ (и наоборот, аккуратно одетый ИЛЭ – например, приобретший такую привычку в армии – рискует не попасть в собственный тип).

Стереотипы проще, чем сложный функциональный анализ, тем и привлекают. Существуют общесоционические стереотипы, а есть и стереотипы, свойственные конкретным авторам. В частности, мне уже не раз приходилось спорить с В. В. Гуленко, В. В. Мегедь и А. А. Овчаровым по поводу «всемогущества», которое приписывается типу ЭИЭ в их концепциях [9], а Д. В. Бухвалов даже разобрал причины, по которым представления об этом типе у них отличаются от общесоционических [4].

У типоведов тоже есть свои стереотипы. Причем некоторые из них с соционическими не только не совпадают, но и серьёзно расходятся. В частности, для соционика фраза «прирождённый руководитель» почти всегда означает тип СЛЭ — для американца это же сочетание качеств ассоциируется с ENTJ . Для соционика «воля» ассоциируется, как правило, с функцией «экстравертная сенсорика», для американца — с комбинацией TJ (для Юнга, как мы помним, — вообще понятие внетипное). Более того, тип ESTP (который должен был бы соответствовать типу СЛЭ в соционике) в представлении типоведа нередко выглядит… безвольным. Да, спортивным, да, ищущим впечатлений (в т.ч. экстремальных), но при всём при том — не обязательно склонным к руководству [9, 11, 12, 14, 24, 25, 26]).

Очевидно, что далеко не все эти стереотипы порождены теорией и моделями. Некоторые из стереотипов, если и вытекают из моделей, то не совсем явно . Либо вытекают только из соционики, но не вытекают из типоведения (или наоборот). А отсюда может следовать, что мы, быть может, говорим о разных, хотя и похожих типах.

То есть нам, хотим мы того или нет, нужно ответить на два важных вопроса. Первый:

Если соционический тип Х теоретически (по модели, или там по признакам) совпадает с типом Y по Майерс-Бриггс, — то совпадут ли их описания? И не будет ли между этими описаниями кардинальных противоречий?

И второй, не менее важный вопрос:

Не получится ли так, что если мы сравниваем соционические типы с американскими по методам их построения и нахождения (по двоичным признакам, или по моделям), — мы получим одну картину соответствий, а если по характерным чертам, присутствующим в описаниях типов, — иную картину ?

Такая мысль меня посещала и раньше, но окончательно оформилась после знакомства с работой Т. Блюминой [2], где проведен сравнительный анализ большого количества различных типологий личности, рассмотрены и методы нахождения типов, и методы их описания, и критерии деления множества людей на подмножества, именуемые типами, и даже такой (не всегда очевидный, но важный) вопрос, допускает ли та или иная типология плавные переходы, наложения типов друг на друга, или же типы строго дискретны, друг с другом не пересекаются?

В её анализ попали и соционика, и типология Дэвида Кирси (сама автор не является сторонницей ни той, ни другой теории). Но сравнивала она типы непривычным для социоников, хотя вполне распространённым среди психологов способом: не через типообразующие признаки (или функции), а через совпадение/расхождение ключевых характеристик в описаниях типов.

Зависимость получилась далеко не однозначная, я бы даже сказал, еретическая. К примеру, СЛЭ она отождествила с ENTJ, ЭИЭ — с INFJ, и т. д. Для некоторых типов соответствие получалось вообще неоднозначным — одному американскому типу могли соответствовать несколько соционических, или же наоборот, одному соционическому — несколько американских.

— Да как такое может быть! — заволнуется соционик.

А почему бы и нет? Ориентиры поплывут? Но достаточно почитать те соционические работы, где соционические типы сопоставляются с распространенными в психиатрии типологиями Леонгарда и Личко, Шелдона и Кречмера. Та же картина: соответствие между типами происходит чаще не «один к одному», а путём частичного наложения [ напр., 17] .

Тем, кого пугает «потеря ориентиров», могу предложить ещё одну «страшилку»: ведь ещё даже не получил окончательного экспериментального подтверждения вопрос, действительно ли 4 юнговских признака (логика/этика, интуиция/сенсорика и т. д.) ортогональны (взаимно независимы), что обычно постулируется . По моему мнению, на этот вопрос рано или поздно придётся ответить. И ответы «так Юнг написал», или «так Аугустинавичюте написала» едва ли будут в данном случае серьёзными аргументами.

Два эксперимента

Самое время перейти от теоретических размышлений к реальным наблюдениям.

Итак, мы предположили — только предположили! — что соответствие между соционическими типами, с одной стороны, и типами Майерс-Бриггс, с другой, может — но не обязательно! — быть не строгим соответствием — тип Х в одной теории соответствует типу Y в другой — а нестрогим. И более того, при таком сопоставлении оси признаков могут «гулять» самым причудливым образом .

Разумеется, это предположение надо было проверить при помощи эксперимента (или лучше — нескольких).

Для нашего эксперимента мы поставили важное предварительное условие.

Прежде всего, будем считать, что в представлениях разных социоников о «соционических типах» есть нечто общее, несмотря на все различия и расхождения между школами и отдельным исследователями. Если бы не было, то нет смысла и говорить о соционике.

Однако практика показывает, что соционики, общаясь между собой, говоря о типах, всё же в большинстве случаев находят общий язык. И более того — в соционике уже сложились стереотипные представления о тех или иных типах (некоторые мы уже упоминали выше).

С другой стороны, для эксперимента будем считать пренебрежимо малыми и разногласия между представителями разных школ типоведения Майерс-Бриггс. А они (к вящему удивлению социоников) тоже существуют, доходя иногда до резкой критики друг друга.

Вот что, к примеру, писал мне Дэвид Марк Кирси (сын Дэвида Кирси, автора «определителя темпераментов Кирси») в письме от 11.05.2002:

There is a difference between the Myers-Briggs material and Keirsey Temperament, although we know that many don't see or understand the differences. Mixing the two is not to my father's liking.

To my father, he does not want to assist, or seem to assist, in promoting any material that he does not believe presents an accurate picture of temperament, which Myers-Briggs material and its derivatives have problems in this regard.

Существует разница между материалами Майерс-Бриггс и Определителем темперамента Кирси, хотя мы и знаем, что многие не замечают или не понимают этих различий. Моему отцу не нравится, когда путают эти две (теории).

Мой отец не хочет содействовать или даже просто дать повод думать, что он содействует распространению материалов, которые, по его мнению, создают неверные представления о темпераментах — а именно такого рода проблемы существуют у теории Майерс-Бриггс и её производных.

Но всё же, по моим наблюдениям, расхождения между этими школами – менее существенны, чем между ними, вместе взятыми, с одной стороны – и соционикой, с другой. Во многом и Майерс-Бриггс, и Кирси объединяют пресловутые общие стереотипы: к примеру, ENTJ трактуется как «прирождённый лидер», ISFJ — как «хранитель семьи и моральных устоев», и т. д. [11, 12, 14, 24 и др.].

Чтобы проверить, насколько соционические стереотипы отличаются от американских, автор статьи провёл свой первый эксперимент на соционической конференции в Москве в октябре 2001 г. В проведении эксперимента любезно оказала содействие Т. Н. Прокофьева, организатор конференции.

Участникам конференции я раздал описания американских типов, взятые из книги Д. Кирси Please Understand Me [25] (на русском языке весьма значительные фрагменты этой книги были опубликованы под другими фамилиями [11, 12]). В каждом из описаний предлагалось узнать — внимание! — не американский, а соционический тип.

В Таблице 1 приведены результаты, оглашенные в тот же день на конференции:

Таблица 1. Результаты эксперимента на московской конференции — октябрь 2001 г.

Как видим, группа респондентов очень небольшая, и о глобальных выводах говорить не приходится. Тем не менее, общие наблюдения сделать можно.

Прежде всего, отдельные типы (ISFJ, ISTP, ISTJ, INFJ) довольно легко отождествлялись с соционическими. Причём общая картина узнавания типов в целом как будто соответствовала скорее гипотезе А. Аугустинавичюте, чем гипотезе В. Павлова. Напомню, речь шла об отождествлении признака J/P — то ли с признаком «рациональность»/«иррациональность» (Аугустинавичюте), то ли с признаком «статика»/«динамика» (Павлов). Показатель «узнанных» типов составил 53% по версии Аугустинавичюте и всего 28% по версии Павлова.

Если же говорить не об узнавании типов в целом, а о совпадении узнанных признаков (например, как американский, так и опознанный в его описании соционический типы оказались экстравертами), то картина выглядит ещё более отрадной для версии Аугустинавичюте — всего 17% отклонений по признакам (для версии Павлова — 28%, т. е. ошибка не менее чем на 1 признак из 4).

Впрочем, были и результаты, нарушавшие стройную картину. Их можно было бы считать случайными (в любой выборке присутствует доля «шума»), если бы не их повторяемость. В частности, INTP почти единогласно был опознан как ЛИИ (т. е. в соответствии именно с версией Павлова). Результаты для типов INTJ, ESTP, ESFP, на первый взгляд, вообще не ложатся ни в какую из версий. По моему мнению, эти отклонения объясняются именно действием стереотипов. К примеру, «артистичность», отмеченная в характеристике ESFP, сработала как ассоциация с типом ЭИЭ (один из предложенных соционических псевдонимов — как раз «Артист»), причём эта ассоциация заслонила даже черты, которые вполне явно можно было трактовать как сенсорные, а не интуитивные. Суровость, справедливость и решительность, свойственные типу INTJ, могли вызвать ассоциацию с романтическим кинообразом маршала Жукова — сурового, справедливого и решительного. В описании ESTP была излишне подчеркнута его общительность. И действительно, когда речь идёт об общительности, то американец думает прежде всего об экстраверсии, а соционик — также об этической функции.

Подобный эксперимент проводился ещё несколько раз в других (правда, уже менее многочисленных) аудиториях. Результаты, однако, показывали ту же тенденцию. Чтобы убедиться, что они не случайны, был проведён следующий, гораздо более масштабный эксперимент.

На этот раз на сайте «Соционические знакомства» — были размещены все 16 описаний. Испытуемым предлагалось узнать соционический тип в каждом из описаний, а также указать свой собственный социотип. При этом участники не были ограничены в выборе — они имели право приписать один и тот же соционический тип сразу нескольким характеристикам. Хочу сердечно поблагодарить за помощь в проведении эксперимента Михаила Морозова, администратора сайта (он разместил описания и написал сценарий для отправки результатов) и Марианну Стовпюк (она написала программу для обработки присланных результатов). Эксперимент проводился с ноября 2001 г. по январь 2002 г. [8]

В результате существенно возросла представительность выборки (на момент окончания эксперимента — 136 респондентов, хотя результаты присылают и до сих пор). Причём, начиная примерно с 50-го результата, тенденция ответов не менялась.

Таблица 2. Результаты эксперимента на сайте «Соционические знакомства» по опознанию соционических типов в описаниях американских типов.

Предлагаю читателям сводную таблицу результатов эксперимента. По диагонали отложены соответствия типов по гипотезе Аугустинавичюте — как видим, они далеко не всегда совпадали с результатами эксперимента. Жирным шрифтом отмечены наиболее частые выборы участников — как по горизонтали, так и по вертикали – как совпадающие с ёё гипотезой, так и отклоняющиеся от неё гипотезы.

Какие же соответствия оказались для участников наиболее бесспорными, набрав максимум баллов? Их можно разделить на несколько групп.

Не противоречат обеим версиям (как Аугустинавичюте, так и Павлов): ИЛЭ — ENTP, ЛСЭ — ESTJ.

В пользу версии Аугустинавичюте: СЭИ — ISFP, ЭСИ — ISFJ, СЛИ — ISTP, ЭИИ — INFJ (при этом отличие ЭИИ от ИЭИ, INFJ от INFP выражено очень нечётко), ЛСИ — ISTJ.

В пользу версии Павлова: ЛИИ — INTP.

Противоречат обеим версиям: ЭИЭ — ENFP, СЭЭ — ESTP, ИЭЭ — ESFP, СЛЭ — INTJ (!!!).

Что видно из полученных результатов?

Результат первый: соответствие типов выглядит далеко не однозначным

Хотя большинство результатов как будто хорошо «ложится» в версию, предложенную Аугустинавичюте, но оставшиеся результаты вносят разброд в стройную гипотезу.

Если же мы рассмотрим совпадение результатов «по признакам», т. е. сколько юнговских признаков совпало у американского типа и узнанного в нём соционического типа, при этом признак J / P попеременно рассматриваем по гипотезам как Аугустинавичюте, так и Павлова, то результат как будто бы радует — в среднем совпадают почти 3 признака из 4-х (по гипотезе Аугустинавичюте) или 2,5 из 4 (по гипотезе Павлова).

С одной стороны, такой результат означает, что в признаках, которыми оперируют соционика и типоведение, есть много общего, это «почти что» те же самые признаки.

С другой стороны, это показывает, что при определении социотипов по американским методикам в среднем как минимум 1 из 4-х признаков оказывается узнанным неверно . Что это значит на практике? К примеру, ревизионная пара ЛИИ — ИЭЭ по тесту Кирси имеет шанс получиться INTP и ESFP (т.е., по версии Аугустинавичюте — дуалами) . Отличие дуальности от ревизии – довольно значительное, и отношения их едва ли будут комфортными.

«Почти совпадение» — на самом деле весьма опасное явление, особенно в такой тонкой сфере, как психология, как вопросы человеческого общения, совместимости характеров. Накладываясь друг на друга, малые отклонения приводят в результате к серьёзным искажениям — их нетрудно рассчитать математически.

В этой связи хотелось бы вернуться к проблеме «поворота осей». Графически её можно изобразить так (Рис. 1):

Представим, что на рисунке окружность изображает множество типов. Мы даже не рассматриваем пока гипотезу, что множество социотипов и множество американских типов могут частично не совпадать, хотя такое тоже возможно — в силу хотя бы различия методов их определения. Одна из осей изображает соционический признак «интуиция-сенсорика», а другая — признак «интуиция-сенсорика» (N/S) в американской типологии Майерс-Бриггс. Нетрудно заметить, что в таком случае для большинства типов признаки будут совпадать, однако для некоторых будут работать с точностью до наоборот.

Как, собственно, и произошло для типа INTP (только у этого типа была "сдвинуты" другие две оси – рациональность/иррациональность относительно американской J/P). Добавлю — и не только для него. Для многих социоников именно IN -типы из американского типоведения оказываются наиболее расплывчатыми. По словам В. В. Гуленко, для него «как INTP, так и INTJ одинаково похожи и на Критика, и на Аналитика — каждый по-своему». Аналогично высказывалась Е. Филатова о типах INFP и INFJ . Эти же результаты показывает и эксперимент.

Нелишне вспомнить, что проблему «поворота осей» поднимал и В. Таланов в экспериментах со своим тестом [16].

Результат второй: наяву проявилась работа стереотипов

Те самые стереотипы, которые мы отметили в московском эксперименте, в полную силу проявились и в Интернет-эксперименте, причём с теми же самыми типами.

Особого внимания явно заслуживают результаты по типу INTJ . Хотя стереотипами их объяснить легко, они в то же время находятся в резком противоречии со взглядами любой из соционических школ; да, по правде говоря, и американцы с трудом могли бы представить себе такое частое «непопадание» в среднем 3 признака из 4-х .

Возникает закономерный вопрос: почему в одних случаях хорошо работает теория, а в других работают стереотипы?

Быть может, описания соционических типов вовсе не так чётко располагаются в секторах соционического пространства, ограниченных двоичными признаками, а отклоняются каждый в свою сторону — то вправо, то влево?

И ещё более неприятный для теоретиков вопрос.

Быть может, с самого начала распределение соционических типов по этим секторам было субъективным? К примеру, с точки зрения типа ИЛЭ (наиболее представленного в соционике), тип СЛЭ выглядит куда как более сенсорным, а потому попадает в сенсорики; с точки же зрения самого СЛЭ, он по сравнению с целым рядом сенсориков куда как более интуитивен, а потому должен попасть в интуиты .

Не отрицая в принципе распределение ролей в дуальных парах, описанное А. Аугустинавичюте, стоит поставить ещё один вопрос: быть может, в одних парах чётче выражено различие по одним из юнговских признаков, в других — по другим? В среднем, конечно, и там и тут получается дополнение, однако мы только что сами убедились, насколько обманчивы могут быть «средние результаты».

От этих вопросов уйти не получится, поскольку с ними непосредственно связан самый неожиданный из результатов теста.

Результат третий: неравнозначность двоичных признаков для разных типов

Этот результат никоим образом не следовал ни из одной теории — ни из соционики, ни из типоведения — и потому особенно интересен.

А состоит он в том, что если распределить соционические типы по узнанным в них признакам американских типов (например — как среди тех описаний, в которых узнали тип ИЛЭ, количественно представлены признаки N/S, T/F, E/I, J/P); или же наоборот, распределить американские типы по узнанным в них соционическим признакам, — то окажется, что разные признаки имеют для этих типов разную силу.

К примеру, если тип ИЛИ нередко узнавался и в сенсорных типах (и это можно объяснить как угодно, например, по Модели А — ролевой сенсорной функцией), то ИЛЭ узнавался в сенсорных типах крайне редко — настолько редко, что можно считать этот тип одним из самых интуитивных (а это, скорее, согласуется с американской моделью, согласно которой сенсорика — наиболее слабая функция данного типа).

Но как тогда объяснить для ИЛИ пограничность других признаков? Это уже не следует ни из одной из двух моделей. Этот тип вообще получился одним из самых пограничных.

Вопрос о пограничных типах эта статья решить не пыталась, хотя вопрос на самом деле интересный: между какими типами возможен «плавный переход», а между какими — нет? Некоторые психологические теории допускают возможность перехода между какими угодно типами [2], что в применении к соционике приводит теорию интертипных отношений в состояние первобытного хаоса.

Результат четвёртый: существует чёткая корреляция между оценкой участниками собственных типов и оценками этих же типов участниками «со стороны».

Одно из важных отличий Интернет-эксперимента [8] от московского эксперимента было в том, что участники указывали свои соционические типы (методы и «правильность» их определения нас в данном случае не интересовала). Таким образом, появилась возможность сравнить, насколько взгляд носителей типов на себя отличается от взгляда на них со стороны. Особенно с точки зрения взаимной критики сторонников тестов и сторонников диагностики посредством наблюдения: первые обвиняют вторых в субъективности, вторые первых — в том, что тест выявляет некий «Я-образ», не всегда соответствующий реальным качествам человека, или хотя бы тому, что о нем думают посторонние.

Поэтому я свёл в отдельную таблицу результаты узнавания «собственного» соционического типа в американских характеристиках. Как и в предыдущей таблице, жирным шрифтом отмечены наиболее частые выборы участников, в том числе как соответствующие гипотезе Аугустинавичюте о соответствии между соционическими типами и американскими, так и противоречащие ей.

Результат разочарует тех, кому мнения участников дискуссии представляются заведомо необъективными: он не слишком-то отличается от результата предыдущей таблицы. Т. е. в узнавании себя отчётливо видим те же тенденции, что и в узнавании со стороны.

Таблица 3. Узнавание собственных соционических типов в описаниях американских типов.

Что характерно, и отклонения от теории оказываются практически идентичными. Мы показали, какова будет погрешность для соционических типов, «определённых» при помощи американских методик. Всё это заставляет задуматься о недостатках чисто теоретического, модельного сопоставления соционики с теорией Майерс-Бриггс. О том, например, что граница между ИЭЭ и ЭИЭ в соционике проходит вовсе не там, где эта граница проведена между ENFP и ENFJ у типоведов — налицо пресловутый «поворот осей».

Хотя можно, конечно, махнуть на эти результаты рукой и сказать, что участники просто «неправильно определили» свои типы. По крайней мере, те, чьи результаты не согласуются с одной из теорий. В соционике уже сейчас (хотя и не повсеместно) существует тревожная тенденция, когда «типировщик всегда прав», а если испытуемый не согласен с приписываемым ему типом – это объясняется «маской». С другой стороны, можно вспомнить письмо Кирси-младшего и предположить, что, быть может, для «настоящих» типов Майерс-Бриггс (не по Кирси) соответствие соционическим типам будет более точным. Ну что же, я не против такой проверки.

Американцы не стоят на месте

К слову сказать, американское типоведение за последние годы тоже добилось значительных успехов. Поэтому многие из критических замечаний, высказанных в адрес этой типологии социониками [3, 6], на сегодняшний день уже устарели.

Разными путями, но американцы идут к теории интертипных отношений (сайты www.typelogic.com, www.lovetypes.com и др.). Хотя методология здесь ещё не отработана, но проводятся довольно масштабные исследования. Так, Тайгеры, обследовав несколько сот супружеских пар, пришли к выводу, что в комфортных парах (по независимой оценке опрошенных отдельно друг от друга супругов) дихотомии чаще совпадают, чем различаются (результаты помещены на их сайте www.personalitytype.com). Д.Кирси, первоначально принявший на веру предположение Майерс-Бриггс о том, что идеальным является дополнение по всем 4 признакам [25], позднее, под давлением экспериментальных данных, от него отказался [26].

От 4-компонентной модели типоведы переходят к 8-компонентной [22]. Вводят они и дополнительные признаки, по принципу построения аналогичные соционическим признакам Рейнина [14]. Будет время — смогут открыть заново многое из того, что уже описано в соционике.

Поэтому «перспективность» соционических идей — не лучший аргумент при общении с зарубежными коллегами. Если уж вести диалог, то придётся отказаться от претензий на интеллектуальное превосходство (даже если оно действительно есть) — собеседник этого не любит, и придётся считаться со многими из «странных» и «нелогичных» расхождений, часть которых описана в статье – для начала хорошо бы разобраться хотя бы с ними.

Зачем писалась статья

Стоит задаться и ещё одним вопросом: какова цель такого диалога? Что мы приобретём (или потеряем), общаясь с американскими коллегами?

Насколько я помню, первоначально у социоников был энтузиазм — вот познакомим типоведов с нашими достижениями, и глядишь — они восхитятся, а там и статьи наши «за бугром» опубликуют, и книги, и, может, пригласят лекции читать. Были, что греха таить, такие романтические иллюзии, и у меня тоже были. Однако типоведы оказались ни хорошими, ни плохими — они оказались такими же людьми, как мы: так же готовыми держаться за «родные болячки», тем более, что за них им платят деньги. А коли так, то зачем же пускать к себе в огород конкурентов? Проще узнать, что у социоников полезного, и разработать нечто похожее.

Поэтому занять в диалоге позицию «всегда правого» при очевидно неравном (см. начало статьи) положении — значит проиграть. Любой выигрыш — например, публикация за рубежом — должен быть связан с уступками партнёру. Иначе он просто не заинтересован в диалоге. Ну и разумеется — нужно помнить о его «любимых мозолях», часть которых мы рассмотрели.

Если же соционики считают, что особенно заимствовать в американском типоведении нечего — то стоит подумать о более серьёзном диалоге — с представителями других направлений в психологии, с социологами, психиатрами. Здесь, чтобы заговорить с собеседником на его языке, понадобятся уже намного более серьёзные усилия, а нежелание собеседников перейти на язык соционики — ещё более серьёзным.

Литература

1.  Аугустинавичюте А. Тест Изабеллы Майерс-Бриггс // Аугустинавичюте А. // Соционика. Психотипы. Тесты. — СПб.: Terra Fantastica, 1998. — 444 с. Повторная публикация: // Соционика, ментология и психология личности. — 1991. — № 1. — С. 31-35.

2.  Блюмина Т. А. Вековые натуры в семье, школе, обществе. — М. 1996. (фрагмент, посвящённый дискуссиям в советской психологии, помещён в «Соционической газете», 2003, № 17 (20)).

3.  Букалов А. В. Соционика, типологии Юнга и Майерс-Бриггс: сходства и различия // Соционика. ментология и психология личности. — 1998. — № 4.

4.  Бухвалов Д. В. Уроки чтения // Соционика, психология и межличностные отношения, 2002, № 7 (июль).

5.  Горнова Г., Колач М., Мейтув П . Чешский язык. — Прага: Humanitarian Technologies, 1999. — 180 с.

6.  Гуленко В. В., Тыщенко В. П . Юнг в школе. — Новосибирск, изд-во НГУ, 1997. — 270 с.

7.  Лытов Д. А. Переписка с коллегами из-за рубежа. // Соционика, психология и межличностные отношения, — М. — 2001. — № 8.

8.  Лытов Д. А., Морозов М. Ю., Стовпюк М. Ф. Супер-эксперимент с сюрпризами. – 2001.

9.  Лытов Д. А., Ор-ский В. В.  «Управляющие» и «лидеры» в соционике и теории Майерс-Бриггс. //Соционика, ментология и психология личности. — 2001. — № 6. — С. 23 — 33.

10.  Павлов В. Л. Существует ли признак "статика-динамика"? //Соционические чтения. — 1997. — № 2.

11.  Павлов К. В. Ваш психологический тип. — Киев: Кофр, — 1996.

12.  Овчинников Б. В., Павлов К. В., Владимирова И. М . Ваш психологический тип. — СПб: Андреев и сыновья. — 1994. — 238 с.

13.  Славович С . Попытка начать «наводить мостики» от соционики к наукам. 1-й подход: «мостики» к психологии // Соционическая газета. — 2003. — № 6 (9).

14.  Тайгер П., Баррон-Тайгер Б . Читать человека, как книгу. — СПб. — 2001.

15.  Таланов В. Л. (при участии Лытова Д. А.) Модель не согласуется с фактами? Тем хуже для модели // Соционическая газета. — 2003. — № 9 (12).

16.  Таланов В. Л. (при участии Лытова Д. А.) Экспериментальное исследование признаков Рейнина // Соционическая газета. — 2003. — № 7 (10) — №8 (11).

17.  Таланов В. Л., Малкина-Пых И.Г. Справочник практического психолога. – СПБ, «Сова» – М., ЭКСМО, 2002. – 924 с.

18.  Ульянов Н. И. Происхождение украинского сепаратизма. — М. «Индрик». — 1996. — 290 с.

19.  Филиппов Л. Примечания к работам А. Аугустинавичюте. Комментарии // Аугустинавичюте А . Соционика. Введение. — СПб.: Terra Fantastica, 1998. — 444 с .

20.  Юнг К. Г. Аналитическая психология: теория и практика. Тавистокские лекции. — СПб.: Б. С. К., 1998. — 211 с.

21.  Юнг К. Г. Психологические типы. — СПб.: изд-во «Азбука», 1996. — 736 с.

22.  Юнг К. Г. Четыре работы о психологической типологии // Юнг К. Г. Психологические типы. — СПб.: изд-во «Азбука», 1996. — 736 с.

23.  Berens L. Dynamics of Personality Type. Understanding and Applying Jung's Cognitive Processes. 2001.

24.  Briggs Myers I. , Myers P. Gifts Differing. 1980.

25.  Keirsey D., Bates M. Please Understand Me. Character and Temperament Types. Gnosology Books Ltd., 1984.

26.  Keirsey D. Please Understand Me II. Character – Temperament – Intelligence. Gnosology Books Ltd., 2000.