Соционическая газета: № 11 (14), 17.05.2003
Cовместный проект сайтов
"Соционические знакомства" и "Соционика на языках мира"

Тематический выпуск:
проблема темперамента в соционике

Автор: Дмитрий Лытов

Редактор "Соционической газеты", психолог и переводчик.

Эл. адрес:

Сайт: www.socioniko.net

В связи с майскими праздниками, плавно перетекающими в праздник 300-летия Санкт-Петербурга, соционических новостей в этот раз набралось не так много. Из самых важных: закрылся на летние каникулы семинар Гуленко, а в соционическом форуме происходит эксперимент по проверке канонических описаний 16 типов. Поэтому мы решили отложить новости и статьи до следующего выпуска (который выйдет через неделю), а этот выпуск посвятить проблеме связи классических темпераментов и соционических типов.

В номере – сравнительный обзор взглядов различных социоников на проблему темперамента, а также три статьи, отражающие наиболее характерные точки зрения на этот вопрос.

Темпераменты Галена и Гиппократа – древнейшая дожившая до наших времён психологическая типология. Многие забыты, некоторые – пустили корни, но известны лишь в узком кругу, а темпераменты по прежнему остаются Типологией всех времён. Названия темпераментов вошли в большинство мировых языков и отождествляются с вполне конкретными человеческими качествами.

По этой причине вопрос о соотношении темпераментов и соционических типов неизбежен для любого соционика. На этот вопрос возможны лишь три варианта ответов: 1) темпераменты и соционические типы описывают принципиально разные параметры личности, а потому друг с другом несовместимы; 2) темпераменты частично совместимы с социотипами, а частично – описывают разные качества; 3) можно найти точное или хотя бы приблизительное соответствие между 4 темпераментами и 16 социотипами.

Чтобы дать ответ, мы должны разобраться вначале в том, что такое темперамент и что под этим словом понимают современные психологи. Начнем с энциклопедического определения:

Темперамент (от лат. temperamentum – надлежащее соотношение частей), характеристика индивида со стороны динамических особенностей его психической деятельности (темпа, ритма, интенсивности психических процессов и состояний). Основные компоненты: общая активность индивида, его моторика (двигательные проявления) и эмоциональность [10].

Как видим, четыре темперамента – холерик, сангвиник, флегматик и меланхолик – объединяют в себе достаточно много черт сразу. Это – как четыре полюса в психологическом пространстве, к которым можно быть ближе или дальше, но абсолютными носителями того или иного темперамента являются немногие.

Ясно, что такое, не побоюсь слова, «разношёрстность» содержания темперамента привела к разногласиям психологов ХХ века – когда описание явления уже стало недостаточным, потребовались критерии того, как разграничить явления между собой. Критериев, как мы видим, много, а темпераментов всего четыре. Поэтому и определения темпераментов у разных современных психологов, и описание различий между ними иногда серьёзно отличаются друг от друга, вот только два примера:

Как видим, Айзенк пользуется введёнными Юнгом терминами «экстраверт» и «интроверт» [1, 15, 16]. Многие уже ругали его за то, что эти термины отличаются по смыслу и от юнговских, и от соционических – но поскольку Айзенк изложил свою концепцию легким и популярным языком, именно его понимание этих двух терминов и закрепилось в конце концов в большинстве словарей.

Особенно серьёзно встала проблема определения темпераментов перед теми психологами, искавшими методы объективного их определения. Иными словами, чтобы разные исследователи, не сговариваясь, причисляли одного и того же человека к одному и тому же темпераменту (или, по выражению Р.Степанова – «чтобы тип измерялся МЕТРОМ, а не МЭТРОМ»). Эта проблема в психологии до сих пор не решена (интересующиеся могут познакомиться с трудами Б.М.Теплова [12], В.Д.Небылицына [8], того же Г.Ю.Айзенка [1, 15, 16] и др.). Сравнительный обзор взглядов психологов на проблему темперамента приведен в книге Т.А.Блюминой [2].

Нас же интересует, как к проблеме темпераментов подошли соционики.

До начала 1990-х гг. проблема темперамента в соционике почти не затрагивалась. В описаниях И.Вайсбанда (Онуфриенко) [9], составленных по материалам различных работ А.Аугустинавичюте, лишь вскользь говорится о темпераментной принадлежности того или иного типа:

ЭСЭ (Гюго): «по темпераменту чаще сангвиник: ему свойственны эмоции разнообразные, но не слишком сильные, легко сменяющие друг друга».

СЛЭ (Жуков): «темперамент, как правило, взрывной, холерический».

ЭИЭ (Гамлет): «по темпераменту это чаще всего холерик с крепкой, подвижной, но неуравновешенной нервной системой – у него случаются внезапные вспышки радости, неожиданные периоды пессимизма, он подвержен несвоевременно возникающим прихотям, но, как правило, ненадолго – они исчезают так же быстро, как и появляются».

ЭИИ (Достоевский): «по своему темпераменту, как правило, меланхолик (иногда – флегматик)».

ИЭЭ (Гексли): «по темпераменту он сангвиник или холерик. Обладает сильным типом нервной системы, большим разнообразием эмоциональных переживаний».

В 1992 г. проблемой темпераментов занялся известный киевский соционик Виктор Гуленко (в этом выпуске мы публикуем подборку его размышлений по этому вопросу). В своей статье «Гарантии продуктивного обучения» [3] он отверг классификацию Павлова, как заведомо неравномерную (этот очевидный в глазах «структурного логика» недостаток на деле вполне может отражать реальную неравномерность или неравнозначность сопоставляемых характеристик). Гуленко предложил сопоставить социотипы с темпераментами по Айзенку, при этом он исходил из того, что его термины «экстраверт» и «интроверт» тождественны соционическим, а «уравновешенность» и «неуравновешенность» соответствуют соционическим «статике» и «динамике», в результате получилась такая картина:

Однако уже в этой статье Гуленко заметил, что о соответствии можно говорить лишь с определённым приближением, в ряде случаев наблюдения не укладываются в стройную схему. В качестве объяснения он предложил свою теорию подтипов: для терминальных подтипов (с усиленной 1-й функцией) темпераменты совпадают с классическими, для инициальных (с усиленной 2-й функцией) – отличаются.

В середине 1990-х гг. Гуленко приходит к выводу, что предложенные им соционические темпераменты не во всём и не всегда совпадают с классическими. В связи с этим он, с одной стороны, вводит понятие «соционический темперамент», а с другой – для этих темпераментов вводятся параллельные названия: линейно-напористые (холерики), гибко-разворотливые (сангвиники), уравновешенно-стабильные (флегматики), восприимчиво-адаптивные (меланхолики) [5]. Через некоторое время введенные им параллельные названия в его школе полностью вытесняют названия классических темпераментов.

Наконец, в последние несколько лет Гуленко вновь обратился к проблеме классических темпераментов в соционике, но уже с другой стороны: с точки зрения «основного» и «дополнительного» темперамента. Пересказывать не буду, а отсылаю к выдержкам из работ Гуленко, помещённым в этом выпуске.

С другой стороны подошла к проблеме темперамента Екатерина Филатова, первоначально работавшая в Новосибирске, а затем переехавшая в Санкт-Петербург. В своей книге «Соционика для Вас» (1993) [13] Филатова сопоставила соционические типы с теорией темпераментов Хейманса и Ле Сенна (по соображениям защиты авторского права мы не можем привести в газете их тест на темперамент). Хейманс и Ле Сенн классифицировали темпераменты по трем двоичным признакам – эмоциональность, активность и вторичность – пересечение которых образовывало 8 темпераментов, включая 4 классических.

Филатова сопоставила указанные 3 признака с соционическими признаками и пришла к выводу, что сопоставление не может быть однозначным – для каждого из критериев действуют несколько соционических факторов. Результаты её исследования мы также публикуем в сегодняшнем выпуске. Вместе с её статьёй мы публикуем и работу Валентины Мегедь из Киева, взгляды которой близки взглядам Филатовой.

Указанные точки зрения получили в соционике наибольшее распространение – благодаря количеству опубликованных книг этих авторов. Тем не менее, существуют и иные взгляды, которые я тоже хочу рассмотреть в этом обзоре.

Исследователь Светлана Небыкова из Подмосковья предположила, что классические темпераменты соответствуют «ролям внутри квадры» [7]:

Действительно, каждую из 4 квадр можно, в свою очередь, подразделить на 4 группы, пересечение которых с квадрами образует те же 16 типов. Эти группы ранее уже описывались в соционике. Гуленко назвал их «стимульными группами», причём отличал от темпераментов [3, 5]. В «символьной соционике» Савченко – это соответственно Короли, Рыцари, Дамы и Пажи.

Взгляды Небыковой и Гуленко объединяет между собой (а также с Айзенком) то, что оба считают темпераменты связанными с признаком экстраверсия-интроверсия. Ведь ещё в начале статьи мы отметили, что темперамент – это, прежде всего, характеристика динамических свойств личности, не затрагивающая его интеллект. Если мы привяжемся к термину «динамический», то можем связать темпераменты с гипотетическим признаком Рейнина «статика-динамика». Но ведь он, как известно, как раз и образуется пересечением признаков «рациональность-иррациональность» и «экстраверсия-интроверсия».

Ещё одну концепцию соционических темпераментов предложил Руслан Степанов из Москвы. Первоначально он предлагал сопоставить с темпераментами японские «психологические типы групп крови» [11], однако в результате предпринятого исследования внятного соответствия между ними и соционическими типами не обнаружилось. В дальнейшем, в ходе обсуждения проблемы в соционическом фидо-форуме, он предложил сопоставить темпераменты с «группами коммуникабельности», описанными Гуленко [4]:

Впрочем, в письме ко мне Степанов заметил, что такое сопоставление является чисто умозрительным (выделено мной – Д.Л.), и в реальности мы можем находить внутри одного типа несколько темпераментов.

Давая собственные определения темпераментов, соционики постоянно рискуют перейти ту грань, за которой они останутся вечно непонятыми для сторонников других психологических направлений. Термин «темперамент» в психологии уже устоялся, причем на протяжении почти двух тысяч лет – срок немалый. Какие бы логичные определения ни давались бы тем или иным автором для темпераментов – важно, чтобы они соотносились с традиционными представлениями о них.

В связи с этим не могу не вспомнить о ещё двух взглядах на темпераменты, которые можно назвать «нетрадиционными».

Во-первых, это «темпераменты» Дэвида Кирси. Не всем соционикам понятны различия между американскими типами и соционическими, а потому идеи Кирси, в силу их популярности в США, пытаются применить и в соционике (см., например, [14]). Это следующие группы: «ремесленники» (SP), «блюстители» (SJ), «рационалисты» (NT) и «идеалисты» (NF). Кирси, однако, далеко не уверен, что его «темпераменты» соответствуют классическим, а потому сам термин «темперамент» оказывается некорректным. На это указывал В.Гуленко: внутри каждой из указанных групп оказываются совершенно не похожие друг на друга хотя бы по эмоциональным показателям типы [5].

Во-вторых, это гипотеза о темпераментах исследователя, скрывающегося под псевдонимом Типолог (сайт tipolog.narod.ru). Его взгляды многие называют оригинальными, я же выскажусь о них резче – в соционические термины он вкладывает совершенно иное содержание, и сходство названий может только ввести в заблуждение. Его «темпераменты» образованы по принципу, прямо противоположному темпераментам Гуленко. А именно – те признаки, которые Гуленко считает образующими темперамент (экстраверсия/интроверсия и рациональность/иррациональность), у него считаются не имеющими к ним отношения, и наоборот. Его темпераменты в точности соответствуют предложенным Гуленко «установкам на вид деятельности». Нетрудно заметить, что внутри каждой «установки» типы сильно различаются по характеристикам динамических особенностей психики. К примеру, Типолог относит к «холерикам» «гуманитарные» типы (интуитов-этиков). Если ЭИЭ и ИЭЭ к этому темпераменту ещё можно отнести с некоторой натяжкой, то при чём тут ЭИИ и ИЭИ?

Если же отбросить нетрадиционные взгляды, и попытаться найти общее в том, что писали разные соционики о темпераментах, то можно прийти к следующему выводу:

1) во всех концепциях участвует дихотомия «экстраверсия – интроверсия»;

2) в качестве темпераментообразующих признаков рассматриваются также интуиция-сенсорика и логика-этика;

3) вопрос о том, совпадают ли «множество темпераментов» и «множество соционических типов», до поры до времени вовсе не ставился. Но судя по тому, что сейчас ряд социоников готов различать по крайней мере два темперамента внутри одного типа, хотя бы частично эти множества не совпадают.

Вернёмся к традиционному определению темперамента. Если темперамент описывает динамические свойства личности, т.е. подвижность/реактивность нервной системы, то действительно, его можно связать с соционическими признаками экстраверсия/интроверсия и рациональность/иррациональность. Но с другой стороны, как мы видим, в традиционных представлениях психологов о темпераментах участвуют ещё две характеристики личности – эмоциональность и моторика (сила-слабость). Эти характеристики мы можем связать с соционическими сенсорикой и этикой. Однако эти характеристики темперамента можно рассматривать скорее как вторичные. Поскольку если попытаться образовать темпераменты только с их помощью (что и попытались сделать Типолог, с одной стороны, а Кирси с другой), то получившиеся группы оказываются весьма разношёрстными по свойствам динамики нервных процессов.

Более того, тут мы наблюдаем парадокс. Поскольку, по мнению подавляющего большинства психологов, темперамент никак не связан с интеллектом – из «темпераментных факторов» исключаются интуиция и логика. Сенсорика и этика присутствуют – а их «противоположные» (по Юнгу) полюса, интуиция и логика – отсутствуют!

Не значит ли это, что пары «интуиция – сенсорика» и «логика – этика» не являются взаимоисключающими, а подчиняются более сложной взаимозависимости?

И ещё один парадокс. Мы увидели, что в той или иной мере в классических темпераментах можно увидеть все 4 юнговских признака. Однако их пересечение между собой образует не 4, а 16 типов! Не значит ли это, что ВСЕ юнговские признаки на самом деле являются не ортогональными (независимыми друг от друга), а взаимозависимыми?

Думаю, что такие категорические выводы делать рано (хотя эксперименты для проверки можно и поставить). Гораздо естественнее предположить другое. Каждый из классических темпераментов представляет собой тот или иной вариант пересечения всех 4 юнговских дихотомий. Так сказать, опорные точки в едином психологическом пространстве – такие, что психологические характеристики реальных людей занимают то или иное промежуточное положение между ними. И это значит, что среди соционических типов можно выделить «более холериков» и «менее холериков», «более сангвиников» и «менее сангвиников», и т.д.

Проиллюстрирую примером. Допустим, исследовав большую группу людей, мы выделили Иванова, Петрова, Сидорову и Колмогорову как представителей совершенно несхожих между собой характеров. После этого мы можем описать остальных представителей группы по принципу «этим похож на Сидорову, а этим – на Петрова».

Такой подход может, конечно, показаться примитивным и смешным. Однако вспомним историю: без такой черновой работы не была открыта ни одна крупная закономерность, и даже Юнг многократно повторял, что его типы основываются прежде всего на эмпирических данных, а вовсе не умозрительны.

В связи с этим не могу не упомянуть книгу Тамары Блюминой о темпераментах, где используется подобный подход [2]. Работа ее, к сожалению, среди социоников почти неизвестна, между тем как она получила лучшие отзывы виднейших психологов России и Украины. Блюмина предложила свою трактовку соответствия между классическими темпераментами, с одной стороны – и соционическими типами (а также типами по классификации Кирси) – с другой. Но тут сыграл свою роль важный фактор: Блюмина не была (и не является) социоником. Поэтому сторонникам ортодоксальной соционики её концепция может показаться такой же «нетрадиционной», как и взгляды Типолога. И тем не менее…

Блюмина предложила рассматривать темпераменты именно как опорные точки единого психологического пространства. Кроме основных, она также ввела переходные темпераменты, причем допускала переходные формы между всеми четырьмя. Например:

Х (холерик) – ХХС – ХС – СХ – ССХ – С (сангвиник).

Описав каждый из темпераментов как комбинацию ключевых черт (а переходные темпераменты – как смешение этих черт), она далее начала сопоставлять свою теорию темпераментов с другими психологическими типологиями (всего было рассмотрено 108 различных классификаций, включая типологию Кирси и соционику). Попутно были рассмотрены и методы идентификации типов в различных типологиях.

Кардинальное отличие метода Блюминой от всех рассмотренных выше соционических концепций состояло в том, что она шла в обратном направлении: не от комбинации признаков – к черте характера (как принято в соционике), а наоборот! В описаниях соционических типов (и типов Кирси) она отыскивала черты характера, сопоставимые с её темпераментами, и на этом основании ставила этим типам в соответствие один из своих основных или переходных темпераментов.

Сопоставление получилось в результате «кривым». Не в том смысле кривым, что неправильным, а в том, что соционические типы уже не ложились в аккуратные группы по 4 типа, зависимость получилась куда как более сложной.

Соответствие между соционическими типами и типами Кирси, сопоставленными через темпераменты Блюминой, также оказалось далеко не однозначным. Ещё раз напомню – Блюмину интересовали не достаточно абстрактные для неё признаки логика-этика, интуиция-сенсорика и т.д., а черты типов, которые получались в результате их пересечения. Но в результате «темпераментным аналогом» типа ENTJ (по Кирси) оказался соционический тип… СЛЭ (Жуков), а «темпераментным аналогом» типа INFJ – соционический тип ЭИЭ (Гамлет). Замечу, Блюмина опиралась на довольно старую соционическую работу – уже упомянутые описания Вайсбанда (Онуфриенко) [9], а потому едва ли знала, что Гуленко предложил для типа СЛЭ псевдоним «Маршал» [5], тогда как тип ENTJ у Кирси как раз и называется Fieldmarshal!

К сожалению, большинству социоников система из 16 клеточек кажется настолько удобной (в силу своей простоты), что они не хотят (или боятся?) подумать о более сложных способах классификации, а главное – о природе типов личности. Легче создать десятки и сотни умозрительных, да пусть даже математически обоснованных концепций, чем подумать – а какие же факты реально лежат в основе описываемого явления? Похоже, что до тех пор, пока в соционике будут преобладать «исследователи» (интуиты-логики), эти вопросы так и останутся риторическими.

Литература.

1. Айзенк Г., Вильсон Г. Как измерить личность. – М: Когито-центр, 2000.
2. Блюмина Т.А. Вековые натуры в семье, школе, обществе. – М. 1996.
3. Гуленко В.В. Гарантии продуктивного обучения. Темпераментные и стимульные группы // Соционика, ментология и психология личности, 1996, № 6, стр. 12-18.
4. Гуленко В.В. Жизненные сценарии. От этических чувств к сенсорным влечениям // Соционика, ментология и психология личности, 1996, № 1, стр. 35-45.
5. Гуленко В.В., Тыщенко В.П. Юнг в школе. – Новосибирск, изд-во НГУ, 1997. – 270 с.
6. Мегедь В.В. Темпераменты и их совместимость. Рукопись, 1992 – 2000.
7. Небыкова С.И. Роли в квадре // Соционика, психология и межличностные отношения, 2001, № 5 (май), стр. 4-11; повторная публикация: Соционика, ментология и психология личности, 2001, № 5, стр. 59-62.
8. Небылицын В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М.: Наука, 1976.
9. Онуфрієнко І.Д., Гуленко В.В. Соціоніка // «Наука і суспільство», 1990, №№ 1-5, 7-12; 1991, № 1.
10. Советский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1984.
11. Степанов Р.А. Популярные мантические системы в свете типологии АВО // Соционика, психология и межличностные отношения, 2001, № 10 (октябрь), с. 51-62.
12. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. – М., АПН РСФСР, 1961. – 535 с.
13. Филатова Е.С. Соционика для Вас. – Новосибирск, 1993.
14. Cesnaviciene S. As ir tu: kaip buti kartu? – Vilnius: Skirma, 2000.
15. Eysenck H.J. The Scientific Study of Personality. – London, 1952.
16. Eysenck H.J. Personality, Genetics and Behavior. New York: Praeger, 1982.